Аркадий Иванович Свидригайлов в романе «Преступление и наказание»

Аркадий Иванович Свидригайлов — один из центральных персонажей романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского. Состоятельный помещик, влюбленный в Дуню Раскольникову, развратный человек.

Впервые упоминается вначале романа (часть 1, глава III), в письме матери Раскольникова. Со страниц письма Пульхерии Александровны Свидригайлов предстает как деспот, подлец и развратник, пытавшийся соблазнить и опозорить ее дочь Дуню.

После прочтения письма фамилия Свидригайлова становиться для Раскольникова нарицательной. Так, столкнувшись с подвыпившим похотливым франтом, преследовавшим на бульваре девушку-подростка, он обозвал его Свидригайловым: кличка эта казалась ему более резкой и точной, чем все другие употребляемые в таких случаях слова:

— Эй вы, Свидригайлов! Вам чего тут надо? — крикнул он, сжимая кулаки и смеясь своими запенившимися от злобы губами.
— Это что значит? — строго спросил господин, нахмурив брови и свысока удивившись.
— Часть 1, глава IV

При этом, хотя о Свидригайлове ходят страшные слухи и все окружающие отзываются о нем отрицательно, во время действия романа Свидригайлов никому не причиняет зла.

Свидригайлов в сериале Преступление и наказание
Александр Балуев в роли Свидригайлова в сериале «Преступление и наказание» (2007)


Свидригайлов в романе


Свидригайлову около 50 лет. Он дворянин, служивший в кавалерии, «не без связей». Вдовец (покойную жену звали Марфа Петровна), влюблён в сестру Раскольникова Дуню (Авдотью Романовну). Впервые упоминается в письме матери Раскольникова, в котором она сообщает о домогательствах Свидригайлова к Дуне.

Позже, когда Дуня с матерью перебираются в Петербург, Свидригайлов едет за ними следом. Там он случайно снимает квартиру по соседству с Сонечкой Мармеладовой, дочерью пьяницы Мармеладова, зарабатывающей проституцией. Однажды он становится свидетелем разговора, в котором Родион Раскольников признаётся его соседке в содеянном преступлении и красноречиво доказывает «оправданность» своих действий.


Свидригайлов надеется, что Раскольников устроит его свидание с Дуней, но тот обещает сделать всё возможное, чтобы не допустить этой встречи никогда. Обманом Аркадий Иванович всё же заманивает Авдотью Романовну в свою квартиру и, пытаясь заслужить расположение желанной девушки, рассказывает ей о преступлении брата. Испуганная Дуня чуть не убивает его выстрелом из револьвера. Окончательно поняв, что его чувство любви безответно, Свидригайлов вскоре кончает жизнь самоубийством.

На протяжении всего романа упоминаются пугающие сплетни о Свидригайлове. Его обвиняют в истязании слуг, душегубстве, насилии и отравлении жены, не имея при этом никаких доказательств. Все считают, что Свидригайлов очень богатый и влиятельный человек, но сам он сознается в своей праздности, и в том, что имеет лишь некоторую сумму подаренную ему покойной супругой.

Цитатная характеристика


Возраст господина Свидригайлова — около 50 лет:

«Мы поехали; как это у них смешно; представляюсь: помещик, вдовец, известной фамилии, с такими-то связями, с капиталом, — ну что ж, что мне пятьдесят,, а той и шестнадцати нет? Кто ж на это смотрит?»
— Часть 6, Глава IV

Аркадий Иванович является офицером в отставке и дворянином по происхождению:

«Я кто такой? Вы знаете: дворянин, служил два года в кавалерии…»
— Часть 6, Глава III

В прошлом Свидригайлов был карточным шулером, чего не скрывает:

«Целая компания нас была, наиприличнейшая, лет восемь назад; проводили время; и всё, знаете, люди с манерами, поэты были, капиталисты были.»
— Часть 4, Глава I

«Нет, какой я игрок. Шулер — не игрок… Да, был шулером.»
— Часть 6, Глава III

Он умеет вести себя обворожительно и казаться порядочным человеком:

«…Аркадий Иванович, когда хотел, был человек с весьма обворожительными манерами…»
— Часть 6, Глава VI

«Мне даже кажется, что вы очень хорошего общества или, по крайней мере, умеете при случае быть и порядочным человеком…»
— Часть 4, Глава I

Во время событий, описанных в романе, Свидригайлов является вдовцом. Незадолго до этого, от удара (инфаркта), умерла его жена Марфа Петровна с которой он прожил 7 лет:

«…у них там ключ холодный есть, и она купалась в нем регулярно каждый день, и как только вошла в воду, вдруг с ней удар!»
— Часть 6, Глава IV

У Аркадия Ивановича есть дети, но, они, по его словам, в нем не нуждаются, так как являются богатыми людьми. Сам себя он считает плохим отцом:

«Дети мои остались у тетки; они богаты, а я им лично не надобен. Да и какой я отец!»
— Часть 4, Глава I

Свидригайлов считается богатым человеком с безграничными возможностями, но на самом деле, богата была его жена, которая оставила ему в наследство лишь самую малость. Правда, незадолго до смерти, она подарила ему крупную сумму денег:

«…Марфа Петровна… и если и оставила ему нечто… чего и на год не хватит человеку с его привычками…»
— Часть 4, Глава II

«Себе я взял только то, что подарила мне год назад Марфа Петровна. С меня достаточно…»
— Часть 4, Глава I

При этом у господина Свидригайлова есть связи с важными, знатными людьми:

— Я слышал, однако, что у вас здесь много знакомых. Вы ведь то, что называется «не без связей». Зачем же вам я-то в таком случае, как не для целей?
— Это вы правду сказали, что у меня есть знакомые, — подхватил Свидригайлов
— Часть 4, Глава I


Внешность


Свидригайлову около пятидесяти лет отроду, он приятный лицом дворянин, упакованный в дорогие одежды. Выглядит много моложе своих лет, обладает широкими плечами, густой бородой и горделивой осанкой.

Внешность Свидригайлова глазами автора в начале романа:

«Это был человек лет пятидесяти, росту повыше среднего, дородный, с широкими и крутыми плечами, что придавало ему несколько сутуловатый вид. Был он щегольски и комфортно одет и смотрел осанистым барином. В руках его была красивая трость, которою он постукивал, с каждым шагом, по тротуару, а руки были в свежих перчатках. Широкое, скулистое лицо его было довольно приятно, и цвет лица был свежий, не петербургский. Волосы его, очень ещё густые, были совсем белокурые и чуть-чуть разве с проседью, а широкая, густая борода, спускавшаяся лопатой, была ещё светлее головных волос. Глаза его были голубые и смотрели холодно-пристально и вдумчиво; губы алые. Вообще это был отлично сохранившийся человек и казавшийся гораздо моложе своих лет…»
— Часть 3, Глава IV. От автора

«…обеими руками оперся на трость… Сколько можно было разглядеть сквозь мигавшие ресницы, человек этот был уже немолодой, плотный и с густою, светлою, почти белою бородой…»
— Часть 3, Глава VI. От автора

Глазами Раскольникова ближе к концу романа:

«Это было какое-то странное лицо, похожее как бы на маску: белое, румяное, с румяными, алыми губами, с светло-белокурою бородой и с довольно ещё густыми белокурыми волосами. Глаза были как-то слишком голубые, а взгляд их как-то слишком тяжёл и неподвижен. Что-то было ужасно неприятное в этом красивом и чрезвычайно моложавом, судя по летам, лице. Одежда Свидригайлова была щегольская, летняя, легкая, в особенности щеголял он бельём. На пальце был огромный перстень с дорогим камнем…»
— Часть 6, Глава III. Взгляд Раскольникова


Свидригайлов о себе


По его собственному мнению, он является мрачным, скучным человеком:

«А я ведь человек мрачный, скучный. Вы думаете, веселый? Нет, мрачный: вреда не делаю, и сижу в углу; иной раз три дня не разговорят…»
— Часть 6, Глава IV

Себя Свидригайлов называет развратным и праздным человеком, который не зависит от чужих мнений:

«Действительно, я человек развратный и праздный…»
— Часть 4, Глава I

«Да ведь я ничьим мнением особенно не интересуюсь… а потому отчего же и не побывать пошляком…»
— Часть 4, Глава I

«…хотя бы что‑нибудь было; ну, помещиком быть, ну отцом, ну уланом, фотографом, журналистом… н‑ничего, никакой специальности! Иногда даже скучно…»
— Часть 6, Глава III

Марфа Петровна была, впрочем, во всё время довольно спокойна; это была умная женщина, а следовательно, не могла же на меня смотреть иначе как на развратника и потаскуна, который серьезно полюбить не в состоянии.
— Часть 6, Глава IV


Окружающие о Свидригайлове


Все герои романа имеют исключительно плохое мнение о Свидригайлове.

Мнение Раскольникова:


По мнению Раскольникова, Аркадий Иванович — пустейший, ничтожнейший злодей в мире, к тому же обманщик:

«В Свидригайлове он убедился как в самом пустейшем и ничтожнейшем злодее в мире.»
— Часть 6, Глава III

«…непременно хитер и обманчив…»
— Часть 6, Глава III

И я мог хоть мгновение ожидать чего-нибудь от этого грубого злодея, от этого сладострастного развратника и подлеца!»
— Часть 6, Глава V

«Он очень странный и на что-то решился… Он как будто что-то знает… От него надо Дуню оберегать…»
— Часть 4, Глава II

При этом Раскольников считает его фанфароном (хвастуном):

«…какой вы, однако же, фанфарон!»
— Часть 6, Глава III

«…не спорю, пусть и фанфарон; но ведь почему же и не пофанфаронить, когда оно безобидно»
— Часть 6, Глава III


Мнение Пульхерии Александровны:


Пульхерия Александровна почти ничего не знает о Свидригайлове, но считает его сумасбродом и не имея оснований утверждает, что он убил свою жену.

«…этот сумасброд давно уже возымел к Дуне страсть…»
— Часть 1, Глава III

«Я уверена, что он был причиною смерти покойницы Марфы Петровны…»
— Часть 4, Глава I


Мнение Ильи Петровича:


Полицейский Илья Петрович назвал Свидригайлова человеком «забубенного поведения», то есть способным на все:

«Ну да, недавно приехал, жены лишился, человек поведения забубенного, и вдруг застрелился, и так скандально, что представить нельзя…»
— Часть 6, Глава VIII


Мнение Дуни Раскольниковой:


По мнению Дуни, Свидригайлов — ужасный, бесчестный человек:

«Нет, нет, это ужасный человек! Ужаснее я ничего и представить не могу…»
— Часть 3, Глава III

«Хоть я и знаю, что вы человек… без чести…»
— Часть 6, Глава V


Мнение Лужина:


Лужин, распускающий слухи о Свидригайлове, называет его хитрым обольстителем и порочным человеком:

«…он человек хитрый и обольстительный насчет дам…»
— Часть 4, Глава II

«Это самый развращенный и погибший в пороках человек, из всех подобного рода людей!..»
— Часть 4, Глава II


Преступления Свидригайлова


За 8 лет до событий описанных в романе Свидригайлов попал в Петербурге в долговую тюрьму, судя по всему, из-за шулерства. Он был должен огромные деньги, которые не мог заплатить. Влюбленная в него помещица Марфа Петровна выкупила его из тюрьмы и привезла в свое имение в провинцию:

«…я сидел здесь в долговой тюрьме, по огромному счету, и не имея ни малейших средств в виду для уплаты.»
— Часть 6, Глава IV

«Это ведь я в деревне теперь опустился. А все-таки посадили было меня тогда в тюрьму за долги, гречонка один нежинский. Тут и подвернулась Марфа Петровна, поторговалась и выкупила меня за тридцать тысяч сребреников. (Всего-то я семьдесят тысяч был должен). Сочетались мы с ней законным браком, и увезла она меня тотчас же к себе в деревню, как какое сокровище. Она ведь старше меня пятью годами. Очень любила. Семь лет из деревни не выезжал…»
— Часть 4, Глава I

Свидригайлов, судя по всему, не только не любил Марфу Петровну, но и не считал ее привлекательной женщиной, поэтому уже в начале брака заявляет ей, что не собирается хранить ей верность:

«Дело в том, что она была значительно старше меня, кроме того, постоянно носила во рту какую-то гвоздичку. Я имел настолько свинства в душе и своего рода честности, чтоб объявить ей прямо, что совершенно верен ей быть не могу.»
— Часть 6, Глава IV

Марфа Петровна была согласна на это, но взамен Свидригайлов пообещал ей никогда ее не оставлять:

«После долгих слез состоялся между нами такого рода изустный контракт: первое, я никогда не оставлю Марфу Петровну и всегда пребуду ее мужем; второе, без ее позволения не отлучусь никуда; третье, постоянной любовницы не заведу никогда; четвертое, за это Марфа Петровна позволяет мне приглянуть иногда на сенных девушек, но не иначе как с ее секретного ведома…»
— Часть 6, Глава IV


Слухи о душегубстве


Ходили слухи, что Марфа Петровна помогла Свидригайлову избежать уголовной ответственности за «зверское душегубство». Лужин утверждал, что ему об этом поведала сама Марфа Петровна:

«Марфа Петровна… послужила ему еще и в другом отношении: единственно ее старанием и жертвами затушено было, в самом начале, уголовное дело, с примесью зверского и, так сказать, фантастического душегубства, за которое он весьма и весьма мог бы прогуляться в Сибирь. Вот каков этот человек, если хотите знать…»
— Часть 4, Глава II. Лужин рассказывает Дуне и ее матери о Свидригайлове

«Здесь жила, да и теперь, кажется, проживает некоторая Ресслих, иностранка и сверх того мелкая процентщица, занимающаяся и другими делами. С этою-то Ресслих господин Свидригайлов находился издавна в некоторых весьма близких и таинственных отношениях. У ней жила дальняя родственница, племянница кажется, глухонемая, девочка лет пятнадцати и даже четырнадцати, которую эта Ресслих беспредельно ненавидела и каждым куском попрекала; даже бесчеловечно била. Раз она найдена была на чердаке удавившеюся. Присуждено, что от самоубийства. После обыкновенных процедур тем дело и кончилось, но впоследствии явился, однако, донос, что ребенок был… жестоко оскорблен Свидригайловым. Правда, всё это было темно, донос был от другой же немки, отъявленной женщины и не имевшей доверия; наконец, в сущности, и доноса не было, благодаря стараниям и деньгам Марфы Петровны; всё ограничилось слухом.»
— Часть 4, Глава II. Лужин рассказывает Дуне и ее матери о Свидригайлове

Также Свидригайлова подозревают в том, что он довел до самоубийства крестьянина Филиппа:

«Вы, конечно, Авдотья Романовна, слышали тоже у них об истории с человеком Филиппом, умершим от истязаний, лет шесть назад, еще во время крепостного права.
— Я слышала, напротив, что этот Филипп сам удавился.
— Точно так-с, но принудила или, лучше сказать, склонила его к насильственной смерти беспрерывная система гонений и взысканий господина Свидригайлова.»
— Часть 4, Глава II. Лужин рассказывает Дуне и ее матери о Свидригайлове

Тем не менее Дуня, которая раньше работала гувернанткой у Свидригайлова, не охотно верила словам Лужина:

«…я слышала только какую-то очень странную историю, что этот Филипп был какой-то ипохондрик, какой-то домашний философ, люди говорили «зачитался», и что удавился он более от насмешек, а не от побой господина Свидригайлова. А он при мне хорошо обходился с людьми, и люди его даже любили, хотя и действительно тоже винили его в смерти Филиппа.»
— Часть 4, Глава II


Убийство жены


Свидригайлов влюбляется в Дуню, когда та работает гувернанткой в его доме. Будучи женат, он даже предлагает ей бежать с ним, но Марфа Петровна застает пару в саду:

«Но наконец не удержался и осмелился сделать Дуне явное и гнусное предложение, обещая ей разные награды и сверх того бросить всё и уехать с нею в другую деревню или, пожалуй, за границу.»
— Часть 1, Глава III. Из письма матери Раскольникову

«Рассчитывая, что Авдотья Романовна, в сущности, ведь нищая (ах, извините, я не то хотел… но ведь не всё ли равно, если выражается то же понятие?), одним словом, живет трудами рук своих, что у ней на содержании и мать, и вы (ах, черт, опять морщитесь…), я и решился предложить ей все мои деньги (тысяч до тридцати я мог и тогда осуществить) с тем, чтоб она бежала со мной хоть сюда, в Петербург. Разумеется, я бы тут поклялся в вечной любви, блаженстве и прочее, и прочее. Верите ли, я до того тогда врезался, что скажи она мне: зарежь или отрави Марфу Петровну и женись на мне, — это тотчас же было бы сделано!»
— Часть 6, Глава IV

Марфа Петровна же понимает все неправильно и решает, что это Дуня соблазняет Свидригайлова. В порыве ревности женщина прогоняет Дуню прочь и распускает о ней сплетни на весь город:

«…Марфа Петровна даже ударила Дуню, не хотела ничего слушать, а сама целый час кричала…
— Часть 1, Глава III

Вскоре после этого жена Свидригайлова, Марфа Петровна, умерла от инсульта, но многие знакомые Марфы Петровны считают ее смерть странной и подозревают Свидригайлова в убийстве. Причастен ли он к смерти жены или нет — в романе об этом прямо не говорится:

«…у них там ключ холодный есть, и она купалась в нем регулярно каждый день, и как только вошла в воду, вдруг с ней удар!»
— Часть 6, Глава IV

«…медицинское следствие обнаружило апоплексию, происшедшую от купания сейчас после плотного обеда, с выпитою чуть не бутылкой вина, да и ничего другого и обнаружить оно не могло…»
— Часть 4, Глава I

По мнению Дуни, именно Свидригайлов отравил ядом свою жену Марфу Петровну, чтобы избавиться от нее навсегда:

«Не твой револьвер, а Марфы Петровны, которую ты убил, злодей! У тебя ничего не было своего в ее доме. Я взяла его, как стала подозревать, на что ты способен.»
— Часть 6, Глава V

— А вы твердо уверены, что я Марфу Петровну отравил?
— Ты! Ты мне сам намекал; ты мне говорил об яде… я знаю, ты за ним ездил… у тебя было готово… Это непременно ты… подлец!
— Если бы даже это была и правда, так из-за тебя же… все-таки ты же была бы причиной.
— Лжешь! Я тебя ненавидела всегда, всегда…
— Эге, Авдотья Романовна! Видно, забыли, как в жару пропаганды уже склонялись и млели… Я по глазкам видел; помните, вечером-то, при луне-то, соловей-то еще свистал?
— Лжешь! (бешенство засверкало в глазах Дуни) лжешь, клеветник!
— Лгу? Ну, пожалуй, и лгу. Солгал. Женщинам про эти вещицы поминать не следует. (Он усмехнулся).
— Часть 6, Глава V

В виновности Свидригайлова уверенна и мать Дуни, Пульхерия Александровна, знающая Свидригайлова лишь понаслышке:

«…этот ужасный человек, кажется, и был причиной ее смерти. Говорят, он ее ужасно избил!..»
— Часть 3, Глава III

«Я уверена, что он был причиною смерти покойницы Марфы Петровны…»
— Часть 4, Глава II

Сам же Свидригайлов отрицает свою причастность к гибели жены, и лишь задумывался не довел ли он ее до этого своим отношением:

— Марфу-то Петровну вы тоже, говорят, уходили? — грубо перебил Раскольников.
— А вы и об этом слышали? Как, впрочем, не слыхать… Ну, насчет этого вашего вопроса, право, не знаю, как вам сказать, хотя моя собственная совесть в высшей степени спокойна на этот счет. То есть не подумайте, чтоб я опасался чего-нибудь там этакого: всё это произведено было в совершенном порядке и в полной точности: медицинское следствие обнаружило апоплексию, происшедшую от купания сейчас после плотного обеда, с выпитою чуть не бутылкой вина, да и ничего другого и обнаружить оно не могло… Нет-с, я вот что про себя думал некоторое время, вот особенно в дороге, в вагоне сидя: не способствовал ли я всему этому… несчастью, как-нибудь там раздражением нравственно или чем-нибудь в этом роде? Но заключил, что и этого положительно быть не могло.
— Часть 4, Глава I

При этом, согласно завещанию Марфы Петровны, Свидригайлов почти ничего не получал в наследство:

«Марфа Петровна отнюдь никогда не имела намерения что-нибудь за ним закрепить, имея в виду детей, и если и оставила ему нечто, то разве нечто самое необходимое, малостоящее, эфемерное, чего и на год не хватит человеку с его привычками.»
— Часть 6, Глава II

«Себе я взял только то, что подарила мне год назад Марфа Петровна. С меня достаточно…»
— Часть 4, Глава I

После смерти Марфы Петровны господин Свидригайлов начинает видеть ее призрак то тут то там. Судя по всему, он медленно сходит с ума. Раскольников замечает это и прямо называет его помешанным и сумасшедшим:

«Это помешанный», — подумал Раскольников.
— Часть 4, Глава I

«Но вы действительно, действительно сумасшедший!..»
— Часть 4, Глава I


Благородные поступки


Накануне своей смерти полусумасшедший Свидригайлов совершает несколько странных благородных поступков. Так например, он берет на себя похороны Катерины Ивановны Мармеладовой, пристраивает ее детей в детский дом и дарит Соне Мармеладовой 3 тысячи рублей, чтобы та могла начать новую жизнь:

«Всю эту возню, то есть похороны и прочее, я беру на себя. Знаете, были бы деньги, а ведь я вам сказал, что у меня лишние. Этих двух птенцов и эту Полечку я помещу в какие-нибудь сиротские заведения получше и положу на каждого, до совершеннолетия, по тысяче пятисот рублей капиталу, чтоб уж совсем Софья Семеновна была покойна. Да и ее из омута вытащу, потому хорошая девушка, так ли?»
— Часть 5, глава V

«Вот три пятипроцентные билета, всего на три тысячи. Это вы возьмите себе, собственно себе, и пусть это так между нами и будет, чтобы никто и не знал, что бы там вы ни услышали.» (часть 6 глава VI)
— Часть 6, Глава VI

Кроме того, он дарит 15 тысяч рублей своей юной невесте, на которой собирался жениться:

«…Аркадий Иванович … принес ей пятнадцать тысяч рублей серебром, в разных билетах, прося принять их от него в виде подарка, так как он и давно собирался подарить ей эту безделку пред свадьбой…» (часть 6 глава VI)
— Часть 6, Глава VI

Совершив эти странные поступки, Свидригайлов кончает жизнь самоубийством на одной из улиц Петербурга:

«Свидригайлов спустил курок.»
— Часть 6, Глава VI


Теория Свидригайлова


Свидригайлов, как и Раскольников, имеет свою теорию — теорию вседозволенности. В отличие от главного героя, он не имеет теоретического обоснования своей теории, потому что для него важна сама практика — жизнь.

Вот как сам Свидригайлов кратко излагает Дуне суть своей теории и подчеркивает ее сходство с теорией Раскольникова:

«Тут, как бы вам это выразить, своего рода теория, то же самое дело, по которому я нахожу, например, что единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша. Единственное зло и сто добрых дел!..»
— Часть 6, Глава V

Фактически это теория Раскольникова, воплощенная в реальную жизнь. Свидригайлов считает себя «право имеющим» человеком, которому дозволено все что угодно.

Прототипы


Фамилия Свидригайлов отражает противоречивую, изворотливую сущность этого героя. Достоевский, интересуясь историей своего рода (имеющего литовские корни), обратил, вероятно, внимание на имя литовского великого князя Свидригайло и созвучие с немецким словом geil — похотливый, сладострастный. Кроме того, в одном из фельетонов журнала «Искра» (1861, № 26), который входил в круг чтения Достоевского, шла речь о некоем бесчинствующем в провинции Свидригайлове — личности «отталкивающей» и «омерзительной». В образе Свидригайлова, в какой-то мере, запечатлён психологический облик одного из обитателей Омского острога — убийцы из дворян Аристова (в «Записках из Мёртвого дома»).

2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты