Семен Захарович Мармеладов

Господин Мармеладов является одним из самых ярких персонажей знаменитого романа «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, хотя его и нельзя назвать героем первого плана.

Семен Захарович Мармеладов — отставной чиновник, отец Сони Мармеладовой. Он уже немолодой мужчина старше 50 лет. Несмотря на свой неряшливый вид и образ пьяницы, в его глазах еще не потух огонь жизни. Встреча с Раскольниковым происходит в кабаке, и герои сразу обращают друг на друга внимание. Мармеладов опознал в студенте образованного юношу, для которого распивание спиртных напитков на постоянной основе было непривычно. Раскольникова удивила речь бывшего чиновника: она была витиеватой, правильной и приятной. Во многом, именно встреча с Мармеладовым подтолкнула Раскольникова к совершения преступления.

Мармеладов — один из наиболее ярких примеров «маленького человека» в русской литературе.

Цитаты Семена Захаровича Мармеладова

Мармеладов в сериале «Преступление и наказание»
Семен Захарович Мармеладов в сериале «Преступление и наказание» (2007)


Цитатная характеристика


Судя по всему, Мармеладов является малообразованным человеком из простой семьи. По социальному положению он не подходит своей жене Катерине Ивановне, образованной и хорошо воспитанной женщине из известной семьи:

«Я звериный образ имею, а Катерина Ивановна, супруга моя, — особа образованная и урожденная штаб-офицерская дочь. Пусть, пусть я подлец, она же и сердца высокого, и чувств, облагороженных воспитанием, исполнена.»
— Часть 1, Глава II

Описывая Мармеладова, автор отмечает, что в его взгляде «светится смысл и ум»:

«…во взгляде его светилась как будто даже восторженность, — пожалуй, был и смысл и ум, — но в то же время мелькало как будто и безумие.»
— Часть 1, Глава II

По мнению его жены, Семен Захарович Мармеладов — добрый, благородный, доверчивый человек:

«Доброй души был человек!»
— Часть 5, Глава II. Катерина Ивановна о муже

«…это был человек добрый и благородный, любивший и уважавший семью свою; одно худо, что по доброте своей слишком доверялся всяким развратным людям и уж бог знает с кем он не пил, с теми, которые даже подошвы его не стоили!»
— Часть 5, Глава II

Не смотря на беспробудное пьянство Мармеладов помнит о семье и любит всех своих четверых детей:

«Вообразите, Родион Романович, в кармане у него пряничного петушка нашли: мертво-пьяный идет, а про детей помнит.» — Часть 5, Глава II

Мармеладов учит своих приемных детей чтению и грамматике. Из приемных детей Семен Захарович особенно любит младшую приемную дочь Лидочку:

«— Он Лидочку больше всех нас любил… потому любил, что она маленькая, и оттого еще, что больная, и ей всегда гостинцу носил, а нас он читать учил, а меня грамматике и закону божию…»
— Часть 2, Глава VII. Дочь Поленька о Мармеладове

Еще до того как стать пьяницей Мармеладов обучал и свою старшую дочь Соню, но в силу своих неглубоких познаний не мог дать ей хорошего образования:

«Пробовал я с ней, года четыре тому, географию и всемирную историю проходить; но как я сам в познании сем был некрепок, да и приличных к тому руководств не имелось, ибо какие имевшиеся книжки… гм!.. ну, их уже теперь и нет, этих книжек, то тем и кончилось всё обучение.»
— Часть 1, глава II


Внешность


Достоевский описывает внешность и одежду Мармеладова следующим образом:

«Это был человек лет уже за пятьдесят, среднего роста и плотного сложения, с проседью и с большою лысиной, с отекшим от постоянного пьянства желтым, даже зеленоватым лицом и с припухшими веками, из-за которых сияли крошечные, как щелочки, но одушевленные красноватые глазки. Но что-то было в нем очень странное; во взгляде его светилась как будто даже восторженность, — пожалуй, был и смысл и ум, — но в то же время мелькало как будто и безумие. Одет он был в старый, совершенно оборванный черный фрак, с осыпавшимися пуговицами. Одна только еще держалась кое-как, и на нее-то он и застегивался, видимо желая не удаляться приличий. Из-под нанкового жилета торчала манишка, вся скомканная, запачканная и залитая. Лицо было выбрито, по-чиновничьи, но давно уже, так что уже густо начала выступать сизая щетина. Да и в ухватках его действительно было что-то солидно-чиновничье. Но он был в беспокойстве, ерошил волосы и подпирал иногда, в тоске, обеими руками голову, положа продранные локти на залитый и липкий стол. ».
— Часть 1, Глава II


Пьянство Мармеладова


Семен Захарович Мармеладов — отставной чиновник. Имеет невысокий чин титулярного советника:

«…состою титулярным советником. Мармеладов — такая фамилия; титулярный советник…»
— Часть 1, Глава II

Три года назад лишился работы в связи с сокращением кадров и с тех пор начал пить:

«…места лишился, и тоже не по вине, а по изменению в штатах, и тогда прикоснулся!..»
— Часть 1, Глава II

За год до этого он женился на молодой вдове Катерине Ивановне, которая была моложе его на 20 лет. Потеряв мужа Катерина Ивановна осталась без средств к существованию с тремя маленькими детьми на руках. Мармеладов женился на ней из жалости:

«Вдовой уже взял ее, с троими детьми, мал мала меньше…И осталась она…в такой нищете безнадежной что я хотя и много видал приключений различных, но даже и описать не в состоянии…»
— Часть 1, Глава II

Для Мармеладова это второй брак. Его первая жена умерла, оставив ему дочь Соню:

«…тогда я, тоже вдовец, и от первой жены четырнадцатилетнюю дочь имея, руку свою предложил, ибо не мог смотреть на такое страдание…»
— Часть 1, Глава II. О женитьбе на Катерине Ивановне

Катерина Ивановна была образованной женщиной из офицерской семьи, но после того как она еще в юности сбежала с молодым офицером, родители отказались принимать ее:

«Я звериный образ имею, а Катерина Ивановна, супруга моя, — особа образованная и урожденная штаб-офицерская дочь. Пусть, пусть я подлец, она же и сердца высокого, и чувств, облагороженных воспитанием, исполнена.»
— Часть 1, Глава II

«Папаша был статский полковник и уже почти губернатор; ему только оставался всего один какой-нибудь шаг, так что все к нему ездили и говорили: «Мы вас уж так и считаем, Иван Михайлыч, за нашего губернатора».»
— Часть 2, Глава VII


Когда Мармеладов 4 года назад женился на Катерине Ивановне, они жили где-то в провинции. Целый год Мармеладов вел себя прилично, работал и не пил. Спустя год он потерял работу из-за сокращения по службе и начал пьянствовать:

«И целый год я обязанность свою исполнял благочестиво и свято и не касался сего (он ткнул пальцем на полуштоф), ибо чувство имею. Но и сим не мог угодить; а тут места лишился, и тоже не по вине, а по изменению в штатах, и тогда прикоснулся!..»
— Часть 1, Глава II

Полтора года назад семья Мармеладовых переехала из провинции в Петербург. Здесь господин Мармеладов снова нашел место на службе, но вскоре из-за пьянства лишился и этой работы:

«Полтора года уже будет назад, как очутились мы наконец, после странствий и многочисленных бедствий, в сей великолепной и украшенной многочисленными памятниками столице. И здесь я место достал… Достал и опять потерял. Понимаете-с? Тут уже по собственной вине потерял…»
— Часть 1, Глава II

Горький пьяница, пропивающий последние чулки жены, теряющий службу из-за своего порока, Мармеладов дошел до последней ступени человеческого падения:

«От него не доходы, а только мука была. Ведь он, пьяница, всё пропивал. Нас обкрадывал да в кабак носил, ихнюю да мою жизнь в кабаке извел! И слава богу, что помирает! Убытку меньше!» — говорит Катерина Ивановна.
— Часть 2, Глава VII

Мармеладов жалок и ничтожен, бессилен изменить свою жизнь (покончить с пьянством):

«Для того и пью, что в питии сем сострадания и чувства ищу. Не веселья, а единой скорби ищу… Пью, ибо сугубо страдать хочу!»
— Часть 1, Глава II. Мармеладов о своей зависимости

«Жалеть! зачем меня жалеть! — вдруг возопил Мармеладов, вставая с протянутою вперед рукой, в решительном вдохновении, как будто только и ждал этих слов. — Зачем жалеть, говоришь ты? Да! меня жалеть не за что! Меня распять надо, распять на кресте, а не жалеть! Но распни, судия, распни и, распяв, пожалей его! И тогда я сам к тебе пойду на пропятие, ибо не веселья жажду, а скорби и слез!.. Думаешь ли ты, продавец, что этот полуштоф твой мне в сласть пошел? Скорби, скорби искал я на дне его, скорби и слез, и вкусил, и обрел; а пожалеет нас тот, кто всех пожалел и кто всех и вся понимал, он единый, он и судия.»
— Часть 1, Глава II

Он несчастлив и, сознавая своё безвыходное положение, восклицает:

«Ну-с, я пусть свинья, а она дама! Я звериный образ имею, а Катерина Ивановна, супруга моя, — особа образованная и урожденная штаб-офицерская дочь. Пусть, пусть я подлец, она же и сердца высокого, и чувств, облагороженных воспитанием, исполнена. А между тем… о, если б она пожалела меня! Милостивый государь, милостивый государь, ведь надобно же, чтоб у всякого человека было хоть одно такое место, где бы и его пожалели! А Катерина Ивановна дама хотя и великодушная, но несправедливая…»
— Часть 1, Глава II

Несмотря на все свои пороки, господин Мармеладов любит и уважает свою семью и предан ей. Он уважает и любит свою жену Катерину Ивановну:

«Будьте уверены, что он говорил об вас с восторженным уважением. С этого вечера, когда я узнал, как он всем вам был предан и как особенно вас, Катерина Ивановна, уважал и любил, несмотря на свою несчастную слабость…»
— Часть 2, Глава VII

«…это был человек добрый и благородный, любивший и уважавший семью свою…»
— Часть 5, Глава II

«Он меня уважал, он меня очень, очень уважал!»
— Часть 5, Глава II. Катерина Ивановна

«Этот кабак, развращенный вид, пять ночей на сенных барках и штоф, а вместе с тем эта болезненная любовь к жене и семье сбивали его слушателя с толку.»
— Часть 1, Глава II

Когда пьяный Мармеладов приходит домой, его жена Катерина Ивановна бьет его, «дерет ему волосы», «дерет вихры». Пьяница смиренно терпит побои, понимая свою вину:

«Я не Катерины Ивановны теперь боюсь, — бормотал он в волнении, — и не того, что она мне волосы драть начнет. Что волосы!.. вздор волосы! Это я говорю! Оно даже и лучше, коли драть начнет, а я не того боюсь… я… глаз ее боюсь… да… глаз… Красных пятен на щеках тоже боюсь… и еще — ее дыхания боюсь… Видал ты, как в этой болезни дышат… при взволнованных чувствах? Детского плача тоже боюсь… Потому как если Соня не накормила, то… уж не знаю что! не знаю! А побоев не боюсь… Знай, сударь, что мне таковые побои не токмо не в боль, но и в наслаждение бывают… Ибо без сего я и сам не могу обойтись. Оно лучше. Пусть побьет, душу отведет… оно лучше…»
— Часть 1, Глава II

«…когда она и вихры мои дерет, то дерет их не иначе как от жалости сердца…»
— Часть 1, Глава II

«…и вдруг, в бешенстве, она схватила его за волосы и потащила в комнату. Мармеладов сам облегчал ее усилия, смиренно ползя за нею на коленках.»
— Часть 1, Глава II

В своих мечтах Мармеладов возвращается к нормальной жизни и вытаскивает семью из этой бедности:

«Ибо я все это могу чувствовать. И в продолжение всего того райского дня моей жизни и всего того вечера я и сам в мечтаниях летучих препровождал: и то есть как я это все устрою и ребятишек одену, и ей спокой дам, и дочь мою единородную от бесчестья в лоно семьи возвращу… И многое, многое…»
— Часть 1, Глава II


Попытка возвращения к нормальной жизни


За 5 недель до событий, описанных в начале романе, Мармеладов снова «берется за ум»: он идет к начальнику и тот берет его на службу, дав ему последний шанс. Спустя месяц работы Мармеладов получает долгожданное первое жалованье, чему вся семья очень радуется. Однако на следующий день Мармеладов крадет свою зарплату из сундука жены, уходит в запой и больше не появляется на службе. В течение следующих 5 дней он бродяжничает по Петербургу, не появляясь дома. На пятый день запоя он в трактире знакомится с бывшим студентом Раскольниковым. Молодой человек провожает пьяницу домой и знакомится с его семьей:

«…воротился домой, и как объявил, что на службу опять зачислен и жалование получаю, господи, что тогда было!..» — Часть 1, Глава II

«Было же это, государь мой, назад пять недель. Да... Только что узнали они обе, Катерина Ивановна и Сонечка, господи, точно я в царствие божие переселился. Бывало, лежи, как скот, только брань! А ныне: на цыпочках ходят, детей унимают: «Семен Захарыч на службе устал, отдыхает, тш!» Кофеем меня перед службой поят, сливки кипятят!»
— Часть 1, Глава II

«Когда же, шесть дней назад, я первое жалованье мое — двадцать три рубля сорок копеек — сполна принес, малявочкой меня назвала: «Малявочка, говорит, ты эдакая!» И наедине-с, понимаете ли? Ну уж что, кажется, во мне за краса, и какой я супруг? Нет, ущипнула за щеку: «Малявочка ты эдакая!» — говорит.»
— Часть 1, Глава II

«…ну-с, а на другой же день, после всех сих мечтаний (то есть это будет ровно пять суток назад тому), к вечеру, я хитрым обманом, как тать в нощи, похитил у Катерины Ивановны от сундука ее ключ, вынул что осталось из принесенного жалованья, сколько всего уж не помню, и вот-с, глядите на меня, все! Пятый день из дома, и там меня ищут, и службе конец, и вицмундир в распивочной у Египетского моста лежит, взамен чего и получил сие одеяние… и всему конец!»
— Часть 1, Глава II


Трагичная судьба дочери


Из-за того что Мармеладов не мог содержать семью его дочь Соня была вынужденна пойти торговать собой:

«Она и желтый‑то билет получила, потому что мои же дети с голоду пропадали, себя за нас продала!..»
— Катерина Ивановна о Соне. Часть 1, глава III

Раньше она зарабатывала швеей, но денег получала мало, к томуже ее обманывали. В итоге Мачеха доводит Соню до того, что девушка идёт торговать собой, чтобы заработать деньги на хлеб для семьи:

Лежал я тогда… ну, да уж что! лежал пьяненькой-с, и слышу, говорит моя Соня (безответная она, и голосок у ней такой кроткий… белокуренькая, личико всегда бледненькое, худенькое), говорит: «Что ж, Катерина Ивановна, неужели же мне на такое дело пойти?» … «А что ж, — отвечает Катерина Ивановна, в пересмешку, — чего беречь? Эко сокровище!»
— Часть 1, Глава II

«И вижу я, эдак часу в шестом, Сонечка встала, надела платочек, надела бурнусик и с квартиры отправилась, а в девятом часу и назад обратно пришла. Пришла, и прямо к Катерине Ивановне, и на стол перед ней тридцать целковых молча выложила. Ни словечка при этом не вымолвила, хоть бы взглянула, а взяла только наш большой драдедамовый зеленый платок (общий такой у нас платок есть, драдедамовый), накрыла им совсем голову и лицо и легла на кровать, лицом к стенке, только плечики да тело всё вздрагивают… А я, как и давеча, в том же виде лежал-с… И видел я тогда, молодой человек, видел я, как затем Катерина Ивановна, также ни слова не говоря, подошла к Сонечкиной постельке и весь вечер в ногах у ней на коленках простояла, ноги ей целовала, встать не хотела, а потом так обе и заснули вместе, обнявшись… обе… обе… да-с… а я… лежал пьяненькой-с.»
— Часть 1, Глава II

Из-за позорной профессии Сони, хозяйка квартиры и постояльцы вынудили Соню съехать от семьи и снять отдельную комнату в том же районе:

«С тех пор дочь моя, Софья Семеновна, желтый билет принуждена была получить, и уже вместе с нами по случаю сему не могла оставаться. Ибо и хозяйка, Амалия Федоровна, того допустить не хотела (а сама же прежде Дарье Францевне способствовала), да и господин Лебезятников…»
— Часть 1, глава II

Семён Захарович переживает из-за горькой судьбы своей дочери, поэтому его последние слова обращены к Соне — единственной опоре для Катерины Ивановны и детей:

«Соня! Дочь! Прости!» — крикнул он и хотел было протянуть к ней руку, но, потеряв опору, сорвался и грохнулся с дивана…»
— Часть 1, Глава VII.


Смерть Мармеладова


Вскоре после знакомства с Раскольниковым пьяный Мармеладов попадает на улице под лошадей и от полученных травм умирает в тот же день:

«Раздавили на улице! Пьяного! — крикнул кто-то из сеней.»
— Часть 2, Глава VII

«Соня слабо вскрикнула, подбежала, обняла его и так и замерла в этом объятии. Он умер у нее в руках.»
— Часть 2, Глава VII

В день похорон Мармеладова его несчастная вдова Катерина Ивановна падает на улице и умирает от кровотечения. Трое детей женщины остаются сиротами, их определяют в детский дом.

2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты