Отношения Базарова и Одинцовой в романе «Отцы и дети» И. С. Тургенева

Анна Сергеевна Одинцова — героиня романа И. С. Тургенева «Отцы и дети». 28-летняя «умница, богачка, вдова». Первая и последняя, безответная любовь главного героя романа нигилиста Евгения Базарова, до знакомства с ней отрицавшего любовь.

Настоящие жизненные испытания начинаются для него, как только на сцене появляется Одинцова. Базаров встречает ее появление возгласом: «Что это за фигура? На остальных баб не похожа».
— Г. А. Бялый. «Роман Тургенева «Отцы и дети»». 1968

С момента знакомства Базарова с Одинцовой повествование романа резко меняет направление. Самоуверенный, циничный и резкий в суждениях Базаров, обнаруживает в себе незнакомые прежде чувства и теряет свое «превосходство» над окружающими.

«Роман с XV главы начинается как бы заново.
В XIV главе, с введением в сюжет Одинцовой, Базаров теряет свое прежнее «подавляющее» (Тургенев) превосходство над окружающими его людьми, подчиняясь, покоряясь властной, всепобеждающей силе, заключенной в этой необыкновенной женщине.»
С. М. Аюпов. «Поэтика и стиль романа И. С. Тургенева «Отцы и дети»». 1999


История любви Базарова к Одинцовой

С цитатами из текста произведения


Знакомство


В 13-й главе романа Евгений Базаров и его друг Аркадий Кирсанов, находясь в гостях у «настоящей эмансипе» Кукшиной, впервые слышат о некой Анне Сергеевне Одинцовой. Кукшина отзывается о ней, как о «пустой» особе, хоть и недурной:

— Есть здесь хорошенькие женщины? — спросил Базаров, допивая третью рюмку.
— Есть, — отвечала Евдоксия, — да все они такие пустые. Например, mon amie [фр. моя приятельница] Одинцова — недурна. Жаль, что репутация у ней какая-то… Впрочем, это бы ничего, но никакой свободы воззрения, никакой ширины, ничего… этого.
— Глава XIII

Ситников, также находящийся в гостях у Кукшиной, называет Одинцову прелестью, кратко характеризуя ее как «умницу, красавицу, вдову»:

— Нет, зачем говорить о любви, — промолвил Базаров, — а вот вы упомянули об Одинцовой… Так, кажется, вы ее назвали? Кто эта барыня?
— Прелесть! прелесть! — запищал Ситников. — Я вас представлю. Умница, богачка, вдова.
— Глава XIII

Спустя несколько дней Базаров и Аркадий приезжают на губернаторский бал. На балу Аркадий знакомится с Одинцовой, и рассказывает ей о своем друге. Он сразу отмечает необыкновенную привлекательность девушки, хотя красота ее и не была совершенной:

«Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не был совершенно чист; со всем тем Аркадий решил, что он еще никогда не встречал такой прелестной женщины.»
— Глава XIV

Базаров же видел ее только со стороны, но его привлекла фигура и необыкновенная холодность Одинцовой:

— …Одинцова очень мила — бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что…
 — В тихом омуте… ты знаешь! — подхватил Базаров. — Ты говоришь, она холодна. В этом то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?
— Может быть, — пробормотал Аркадий, — я об этом судить не могу. Она желает с тобой познакомиться и просила меня, чтоб я привез тебя к ней.
— Воображаю, как ты меня расписывал! Впрочем, ты поступил хорошо. Вези меня. Кто бы она ни была — просто ли губернская львица, или «эманципе» вроде Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал давно.
— Глава XIV

В итоге, девушка приглашает Аркадия в гости вместе с его другом, и на следующий день они наведываются в ее номер в гостинице:

«Посмотрим, к какому разряду млекопитающих принадлежит сия особа, — говорил на следующий день Аркадию Базаров, поднимаясь вместе с ним по лестнице гостиницы, в которой остановилась Одинцова. — Чувствует мой нос, что тут что-то не ладно.»
— Глава XV

Базарову нравится Одинцова, но чувствуя, что «бабы испугался», он всячески маскирует это:

«Аркадий представил ей Базарова и с тайным удивлением заметил, что он как будто сконфузился, между тем как Одинцова оставалась совершенно спокойною, по-вчерашнему. Базаров сам почувствовал, что сконфузился, и ему стало досадно. «Вот тебе раз! бабы испугался!» — подумал он, и, развалясь в кресле не хуже Ситникова, заговорил преувеличенно развязно, а Одинцова не спускала с него своих ясных глаз.»
— Глава XV

Самоуверенный, циничный и резкий в суждениях Базаров, обнаруживает в себе незнакомые прежде чувства и теряет свое превосходство над окружающими. При Одинцовой он ведет не так, как всегда, что очень удивляет Аркадия. Он много говорит, и рассуждает о естественных науках (медицине, ботанике):

«Аркадию пришлось в тот день не переставать удивляться. Он ожидал, что Базаров заговорит с Одинцовой, как с женщиной умною, о своих убеждениях и воззрениях: она же сама изъявила желание послушать человека, «который имеет смелость ничему не верить», но вместо того Базаров толковал о медицине, о гомеопатии, о ботанике. Оказалось, что Одинцова не теряла времени в уединении: она прочла несколько хороших книг и выражалась правильным русским языком. Она навела речь на музыку, но, заметив, что Базаров не признает искусства, потихоньку возвратилась к ботанике, хотя Аркадий и пустился было толковать о значении народных мелодий.»
— Глава XV

Они провели вместе три с лишним часа, и Одинцова пригласила друзей в свое имение, Никольское. Выходя из гостиницы друзья обсуждают новую знакомую, и Базаров вновь высказывает восхищение ее сдержанными манерами и фигурой:

— А кто ее знает! Вишь, как она себя заморозила! — возразил Базаров и, помолчав немного, прибавил: — Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да корону на голове.
— Наши герцогини так по-русски не говорят, — заметил Аркадий.
— В переделе была, братец ты мой, нашего хлеба покушала.
— А все-таки она прелесть, — промолвил Аркадий.
— Этакое богатое тело! — продолжал Базаров, — хоть сейчас в анатомический театр. — Перестань, ради Бога, Евгений! Это ни на что не похоже. — Ну, не сердись, неженка. Сказано — первый сорт. Надо будет поехать к ней.
— Глава XV


Пребывание Базарова в Никольском


Спустя три дня друзья едут в ее имение, Никольское. В этот день Базаров должен был навестить родителей, но решает, что они «подождут, что за важность»:

«Три дня спустя оба приятеля катили по дороге в Никольское. День стоял светлый и не слишком жаркий, и ямские сытые лошадки дружно бежали, слегка помахивая своими закрученными и заплетенными хвостами. Аркадий глядел на дорогу и улыбался, сам не зная чему.»
— Глава XV

Базаров и Аркадий прогостили у Одинцовой и ее младшей сестры Кати более двух недель. За это время они оба влюбились в хозяйку, но Анна Сергеевна проявляла интерес только к Базарову:

«Он поразил воображение Одинцовой; он занимал ее, она много о нем думала. В его отсутствие она не скучала, не ждала его, но его появление тотчас ее оживляло; она охотно оставалась с ним наедине и охотно с ним разговаривала, даже тогда, когда он ее сердил или оскорблял ее вкус, ее изящные привычки. Она как будто хотела и его испытать, и себя изведать.»
— Глава XVII

Аркадия же она считает слишком юным и «незначительным», о чем позже сама рассказывает Базарову. Анна Сергеевна много разговаривала с Базаровым, гуляла с ним в саду. Аркадий, видя ее увлечение другом, немного ревновал, и от «уныния» больше времени проводил с Катей:

«Аркадию было хорошо с Катей, Одинцовой — с Базаровым, а потому обыкновенно случалось так: обе парочки, побыв немного вместе, расходились каждая в свою сторону, особенно во время прогулок.»
— Глава XVII

Подробнее о любви Аркадия к Анне и Кате

Тем не менее, не смотря на схожесть во взглядах, Базаров и Одинцова были совсем не похожи в характерах. Анна Сергеевна ведет размеренную жизнь, и все в ее доме происходит по расписанию, отчего Базарову становится скучно:

«…Базарову не нравилась эта размеренная, несколько торжественная правильность ежедневной жизни; «как по рельсам катишься»…»
— Глава XVII

Анна сильно привязалась к Базарову и, узнав о его скором отъезде к родителям, у нее даже «в сердце кольнуло»:

«Однажды он, гуляя с ней по саду, внезапно промолвил угрюмым голосом, что намерен скоро уехать в деревню, к отцу… Она побледнела, словно ее что в сердце кольнуло, да так кольнуло, что она удивилась и долго потом размышляла о том, что бы это значило.»
— Глава XVII


Признание Базарова



Перед отъездом к родителям Базаров решается открыться Одинцовой, но она не отвечает ему взаимностью:

Одинцова протянула вперед обе руки, а Базаров уперся лбом в стекло окна. Он задыхался; все тело его видимо трепетало. Но это было не трепетание юношеской робости, не сладкий ужас первого признания овладел им: это страсть в нем билась, сильная и тяжелая — страсть, похожая на злобу и, быть может, сродни ей… Одинцовой стало и страшно и жалко его.
— Евгений Васильич, — проговорила она, и невольная нежность зазвенела в ее голосе.
Он быстро обернулся, бросил на нее пожирающий взор — и, схватив ее обе руки, внезапно привлек ее к себе на грудь.
Она не тотчас освободилась из его объятий; но мгновенье спустя она уже стояла далеко в углу и глядела оттуда на Базарова. Он рванулся к ней…
— Вы меня не поняли, — прошептала она с торопливым испугом. Казалось, шагни он еще раз, она бы вскрикнула… Базаров закусил губы и вышел.
— Глава XVIII

Признание Базарова вызвало у Анны смешанные, неизвестные чувства, но не настолько сильные чтобы нарушить привычный покой:

«Ее спокойствие не было потрясено; но она опечалилась и даже всплакнула раз, сама не зная отчего, только не от нанесенного оскорбления. Она не чувствовала себя оскорбленною: она скорее чувствовала себя виноватою. Под влиянием различных смутных чувств, сознания уходящей жизни, желания новизны она заставила себя дойти до известной черты, заставила себя заглянуть за нее — и увидала за ней даже не бездну, а пустоту… или безобразие.»
— Глава XVIII

Некоторое время она раздумывала над правильностью своего выбора, но в итоге решает, что спокойствие дороже чувств:

«Нет, — решила она наконец, — Бог знает, куда бы это повело, этим нельзя шутить, спокойствие все-таки лучше всего на свете»
— Глава XVIII

Тем не менее, позже она расскажет Базарову, что после его отъезда сильно хандрила и даже собиралась уехать за границу:

«А я, — промолвила Анна Сергеевна, — сперва хандрила, Бог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!..»
— Глава XXVI

В следующий раз Базаров встретился с Одинцовой заехав к ней по пути к в родительский дом. В этот раз он ведет себя холодно и цинично. Они решают остаться друзьями:

— Кто старое помянет, тому глаз вон, — сказала она, — тем более что, говоря по совести, и я согрешила тогда если не кокетством, так чем-то другим. Одно слово: будемте приятелями по-прежнему. То был сон, не правда ли? А кто же сны помнит?
— Кто их помнит? Да притом любовь… ведь это чувство напускное.
— В самом деле? Мне очень приятно это слышать. Так выражалась Анна Сергеевна, и так выражался Базаров; они оба думали, что говорили правду. Была ли правда, полная правда, в их словах? Они сами этого не знали, а автор и подавно.
— Глава XXVI

После этого они прощаются. Одинцова предлагает Базарову погостить еще некоторое время, но он говорит, что слишком долго вращался в чуждой для себя сфере, и теперь желает «плюхнуть» свою стихию:

— Разве вы уезжаете? Отчего же вам теперь не остаться? Останьтесь… с вами говорить весело… точно по краю пропасти ходишь. Сперва робеешь, а потом откуда смелость возьмется. Останьтесь.
— Спасибо за предложение, Анна Сергеевна, и за лестное мнение о моих разговорных талантах. Но я нахожу, что я уж и так слишком долго вращался в чуждой для меня сфере. Летучие рыбы некоторое время могут подержаться на воздухе, но вскоре должны шлепнуться в воду; позвольте же и мне плюхнуть в мою стихию. Одинцова посмотрела на Базарова.
Горькая усмешка подергивала его бледное лицо. «Этот меня любил!» — подумала она — и жалко ей стало его, и с участием протянула она ему руку.
— Глава XXVI

— Я убеждена, что мы не в последний раз видимся, — произнесла Анна Сергеевна с невольным движением.
— Чего на свете не бывает! — ответил Базаров, поклонился и вышел.
— Глава XXVI


Последняя встреча


Последняя их встреча состоялась когда Базаров уже находился в предсмертном бреду. Он желал проститься с ней, и послал к ней «кланяться» приказчика:

«Не удивляйся, это еще не бред. А ты пошли нарочного к Одинцовой, Анне Сергеевне, тут есть такая помещица… Знаешь?»
— Глава XXVII

Одинцова немедленно приехала в имение Базаровых и привезла с собою немецкого доктора, но и тот ничем не мог помочь больному. Напследок Базаров вновь признается Анне в любви, и простившись не нею засыпает в последний раз. Ему «уже не суждено было просыпаться».

«Ну, что ж мне вам сказать… я любил вас! Это и прежде не имело никакого смысла, а теперь подавно. Любовь — форма, а моя собственная форма уже разлагается. Скажу я лучше, что — какая вы славная! И теперь вот вы стоите, такая красивая…»
— Глава XXVII


Тургенев об отношении Одинцовой к Базарову


Сам автор романа И. С. Тургенев категорически не допускал, что Одинцова может полюбить Базарова, о чем прямо говорил в письме к поэту Константину Случевскому (1837 — 1904):

«Одинцова так же мало влюбляется в Аркадия, как в Базарова, как Вы это не видите! — это та же представительница наших праздных, мечтающих, любопытных и холодных барынь-эпикуреек, наших дворянок. Графиня Сальяс это лицо поняла совершенно ясно. Ей бы хотелось сперва погладить по шерсти волка (Базарова), лишь бы он не кусался — потом мальчика по его кудрям — и продолжать лежать вымытой, на бархате.»
 — Из письма И. С. Тургенева — К. К. Случевскому от 14 (26) апреля 1862 г.

Однако, даже несмотря на прямое указание автора, по замечанию литературоведа Г. Н. Яковлева (1931 — 2009) фраза Тургенева в письме «мало влюбляется» не означает, что «не влюбляется», а влюбляется, но «мало» — что для никогда не любившей женщины может значить невероятно много, а главное — ведь вначале она собиралась сказать Базарову «одно слово», но тот покинул её, и она была вынуждена решать свой «роковой гамлетовский вопрос» — «Или?».

2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты