Анна Сергеевна Одинцова в романе «Отцы и дети» И. С. Тургенева

Анна Сергеевна Одинцова (в девичестве — Локтева) — один из центральных персонажей романа «Отцы и дети» И. С. Тургенева. Богатая 28-летняя вдова; красивая, умная, независимая женщина («Умница, богачка, вдова»). После смерти родителей воспитывает младшую сестру Катю. Она симпатизирует Базарову, но после его признания в любви, не отвечает взаимностью. Считает спокойную жизнь без волнений важнее всего, в том числе важнее любви. Она считает, что уже прожила долгую и несчастную жизнь, однако, говорит, что «воспоминаний много, а вспоминать нечего».

Цитаты Анны Сергеевны Одинцовой из теста произведения

История жизни


Отец Анны, Сергей Николаевич Локтев, был известным красавцем, аферистом и игроком. После пятнадцати лет шумной жизни в Петербурге и в Москве, кончил тем, что в проигрался в прах и вынужден был поселиться в глухой деревне. Он умер когда Анне было 20 лет, то есть в 1851 году. Мать Анны была из обедневшего рода князей X… Она умерла, когда еще муж был в полной силе, еще до переезда в деревню:

«Анна Сергеевна Одинцова родилась от Сергея Николаевича Локтева, известного красавца, афериста и игрока, который, продержавшись и прошумев лет пятнадцать в Петербурге и в Москве, кончил тем, что проигрался в прах и принужден был поселиться в деревне, где, впрочем, скоро умер, оставив крошечное состояние двум своим дочерям, Анне — двадцати и Катерине — двенадцати лет. Мать их, из обедневшего рода князей X… скончалась в Петербурге, когда муж ее находился еще в полной силе.»
— Глава XV

Не смотря на репутацию отца, дочка его сильно любила, как и он ее. Мать же она почти не помнила:

«Она очень любила своего грешного, но доброго отца, а он обожал ее, дружелюбно шутил с ней, как с ровней, и доверялся ей вполне, советовался с ней. Мать свою она едва помнила.»
— Глава XVI

Ещё до переезда в деревню Анна получила отличное воспитание в Петербурге, но не была готова к деревенской жизни. После смерти отца, оставившего дочерям крошечное состояние, 20-летняя Анна оказалась в тяжёлом положении от свалившихся на неё забот по хозяйству. В отсутствие знакомых, девушка «выписала» к себе сестру своей матери, княжну Авдотью Степановну Х…ю, злую и чванную старуху:

«Положение Анны после смерти отца было очень тяжело. Блестящее воспитание, полученное ею в Петербурге, не подготовило ее к перенесению забот по хозяйству и по дому, — к глухому деревенскому житью. Она не знала никого решительно в целом околотке, и посоветоваться ей было не с кем. Отец ее старался избегать сношений с соседями; он их презирал, и они его презирали, каждый по-своему. Она, однако, не потеряла головы и немедленно выписала к себе сестру своей матери, княжну Авдотью Степановну Х…ю, злую и чванную старуху, которая, поселившись у племянницы в доме, забрала себе все лучшие комнаты, ворчала и брюзжала с утра до вечера.»
— Глава XV


Анна Сергеевна терпела злую тетку, и взяла на себя заботу о 12-летней младшей сестре Катерине. Вскоре вышла замуж за очень богатого 46-летнего Одинцова, который, случайно её увидев, влюбился и предложил ей руку. Они прожили вместе шесть лет, до смерти Одинцова. Умирая он оставил ей почти все свое состояние:

«Анна терпеливо выносила все причуды тетки, исподволь занималась воспитанием сестры и, казалось, уже примирилась с мыслию увянуть в глуши… Но судьба сулила ей другое. Ее случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжелый и кислый, впрочем, не глупый и не злой; влюбился в нее и предложил ей руку. Она согласилась быть его женой, — а он пожил с ней лет шесть и, умирая, упрочил за ней все свое состояние.»
— Глава XV

Покойного мужа она не любила и вышла за него по расчету:

«Покойного Одинцова она едва выносила (она вышла за него по расчету, хотя она, вероятно, не согласилась бы сделаться его женой, если б она не считала его за доброго человека) и получила тайное отвращение ко всем мужчинам, которых представляла себе не иначе как неопрятными, тяжелыми и вялыми, бессильно докучливыми существами.»
— Глава XVI

Спустя год после смерти мужа Анна вместе с сестрой уехали в Германию, но вскоре соскучилась по родине и вернулась в свою деревню:

«Анна Сергеевна около года после его смерти не выезжала из деревни; потом отправилась вместе с сестрой за границу, но побывала только в Германии; соскучилась и вернулась на жительство в свое любезное Никольское, отстоявшее верст сорок от города ***. Там у ней был великолепный, отлично убранный дом, прекрасный сад с оранжереями: покойный Одинцов ни в чем себе не отказывал.»
— Глава XV

Она самостоятельно вела дела своего имения:

«…сама хозяйка занималась с приказчиком (имение было на оброке), с дворецким, с главною ключницей.»
— Глава XVII

В губернии ее недолюбливали и распускали различные «дряные» слухи о ней, но она «пропускала их мимо ушей»:

«Анна Сергеевна являлась очень редко, большею частью по делам, и то ненадолго. Ее не любили в губернии, ужасно кричали по поводу ее брака с Одинцовым, рассказывали про нее всевозможные небылицы, уверяли, что она помогала отцу в его шулерских проделках, что и за границу она ездила недаром, а из необходимости скрыть несчастные последствия…»
— Глава XV

В июне 1859 года на балу в губернском городе Анна знакомится с Евгенем Базаровым и Аркадием Кирсановым и приглашает их погостить у себя в имении. Между ней и Базаровым возникают чувства. Для него Анна становится первой и последней любовью, но она дорожит спокойной жизнью, и отвергает ухажера. Аркадий же сначала увлекается Одинцовой, но позже женится на ее сестре.

Спустя два месяца после знакомства с Анной, базаров умирает от заражения крови. Перед смертью его навещает Анна привезя с собою немецкого доктора, но больному уже было нельзя помочь. Девушка прощается с Базаровым и он засыпает в последний раз.

В январе 1860 года, через неделю после свадьбы сестры Кати с Аркадием, Анна уезжает в Москву. В дальнейшем вышла замуж, но «не по любви, но по убеждению»:

«Анна Сергеевна недавно вышла замуж, не по любви, но по убеждению, за одного из будущих русских деятелей, человека очень умного, законника, с крепким практическим смыслом, твердою волей и замечательным даром слова, — человека еще молодого, доброго и холодного как лед. Они живут в большом ладу друг с другом и доживутся, пожалуй, до счастья… пожалуй, до любви.»
— «Отцы и дети». Глава XXVIII


Внешность


Анна Сергеевна Одинцова является красивой женщиной. Высокая, стройная, с достоинством осанки, плечи — покатые. Глаза — светлые. Волосы — блестящие, гладко зачесанные за уши, придающие девическое выражение ее лицу. Лицо милое, важное и умное:

«Аркадий оглянулся и увидал женщину высокого роста, в черном платье, остановившуюся в дверях залы. Она поразила его достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий; спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от ее лица.»
— Глава XIV. Первая встреча с Аркадием на губернаторском балу

«Он начал представлять себе Анну Сергеевну, потом другие черты понемногу проступили сквозь красивый облик молодой вдовы.»
— Глава XIX. Мысли Аркадия

«Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!..»
— Глава XXVII

«Но в это мгновенье вошла хозяйка. На ней было легкое барежевое платье [бареж — легкая шерстяная ткань]; гладко зачесанные за уши волосы придавали девическое выражение ее чистому и свежему лицу.»
— Глава XVI

У нее темные волосы:

«Коса ее развилась и темной змеей упала к ней на плечо. Лампа еще долго горела в комнате Анны Сергеевны, и долго она оставалась неподвижною, лишь изредка проводя пальцами по своим рукам, которые слегка покусывал ночной холод.»
— Глава XVII

Особое внимание автор уделяет фигуре Одинцовой:

— А все-таки она прелесть, — промолвил Аркадий.
— Этакое богатое тело! — продолжал Базаров, — хоть сейчас в анатомический театр.
— Перестань, ради Бога, Евгений! Это ни на что не похоже.
— Ну, не сердись, неженка. Сказано — первый сорт. Надо будет поехать к ней.
— Глава XV. Базаров и Кирсанов об Одинцовой

«Воображение ее уносилось даже за пределы того, что по законам обыкновенной морали считается дозволенным; но и тогда кровь ее по-прежнему тихо катилась в ее обаятельно стройном и спокойном теле.»
— Глава XVI

«Она поразила его достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий…»
— Глава XIV

«Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее стан, облитый сероватым блеском черного шелка!)»
— Глава XIV

«Кто бы она ни была — просто ли губернская львица, или «эманципе» вроде Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал давно.»
— Глава XIV

В то же время Тургенев далек от того, чтобы наделить свою героиню чертами ослепительной красоты или безукоризненного совершенства. В ней есть недостатки («нос у ней был немного толст»), но она мила, и покоряет окружающих своим спокойствием и манерами:

«Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не был совершенно чист; со всем тем Аркадий решил, что он еще никогда не встречал такой прелестной женщины. Звук ее голоса не выходил у него из ушей; самые складки ее платья, казалось, ложились у ней иначе, чем у других, стройнее и шире, и движения ее были особенно плавны и естественны в одно и то же время.»
— Глава XIV

«По лицу Анны Сергеевны трудно было догадаться, какие она испытывала впечатления: оно сохраняло одно и то же выражение, приветливое, тонкое; ее прекрасные глаза светились вниманием, но вниманием безмятежным.»
— Глава XV

«…спокойно и умно, именно спокойно, а не задумчиво, глядели светлые глаза из-под немного нависшего белого лба, и губы улыбались едва заметною улыбкою. Какою-то ласковой и мягкой силой веяло от ее лица…»
— Глава XIV

Образ героини дополняет ее ровный, ласковый голос:

««Здравствуйте, беглец!» — проговорила она своим ровным, ласковым голосом»
— Глава XXII

Одевается она изысканно, и особенно любит пышные платья из шелка:

«Широкое белое платье покрывало ее всю своими мягкими складками; едва виднелись кончики ее ног, тоже скрещенных.»
— Глава XVII

«Одинцова скорыми шагами дошла до своего кабинета. Базаров проворно следовал за нею, не поднимая глаз и только ловя слухом тонкий свист и шелест скользившего перед ним шелкового платья.»
— Глава XVIII

«Катя не спеша перевела свои глаза на сестру (изящно, даже изысканно одетая, она стояла на дорожке и кончиком раскрытого зонтика шевелила уши Фифи [собаки Кати Локтерой]
— Глава XXV

«Анна Сергеевна отправилась дальше по дорожке, слегка шумя своим красивым платьем»
— Глава XXV

«Она вертела в пальцах тонкий стебелек полевого цветка, легкая мантилья [длинный шелковый или кружевной шарф-вуаль] спустилась ей на локти, и широкие серые ленты шляпы прильнули к ее груди.»
— Глава XVI



Краткая характеристика


Анне Сергеевне Одинцовой 28 лет, то есть она родилась в 1831 году, но ее поведение не соответствует возрасту:

«Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошел двадцать девятый год, но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком, точно разница лет между ними была гораздо значительнее.»
— Глава XIV

Не смотря на богатство, молодость и независимость, в свои 28 лет, она считает, что уже прожила долгую и несчастную жизнь:

— Вы здоровы, независимы, богаты; чего же еще? Чего вы хотите?
— Чего я хочу, — повторила Одинцова и вздохнула. — Я очень устала, я стара, мне кажется, я очень давно живу. Да, я стара, — прибавила она, тихонько натягивая концы мантильи на свои обнаженные руки. Ее глаза встретились с глазами Базарова, и она чуть-чуть покраснела. — Позади меня уже так много воспоминаний: жизнь в Петербурге, богатство, потом бедность, потом смерть отца, замужество, потом заграничная поездка, как следует… Воспоминаний много, а вспомнить нечего, и впереди передо мной — длинная, длинная дорога, а цели нет… Мне и не хочется идти.
— Глава XVII

«Вот видите ли, — продолжала Анна Сергеевна, — мы с вами ошиблись; мы оба уже не первой молодости, особенно я; мы пожили, устали.»
— Глава XXVI

Жизненный опыт Одинцовой заметен и в ее речах, что уже при первой встречи отмечает Аркадий:

«Сама она говорила мало, но знание жизни сказывалось в ее словах; по иным ее замечаниям Аркадий заключил, что эта молодая женщина уже успела перечувствовать и передумать многое»
— Глава XIV

Она утверждает, что не имеет «охоты жить», и оттого несчастна:

«Я несчастлива оттого… что нет во мне желания, охоты жить. Вы недоверчиво на меня смотрите, вы думаете: это говорит «аристократка», которая вся в кружевах и сидит на бархатном кресле. Я и не скрываюсь: я люблю то, что вы называете комфортом, и в то же время я мало желаю жить. "
— Глава XVII

«Итак, вы считаете меня спокойным, изнеженным, избалованным существом, — продолжала она тем же голосом, не спуская глаз с окна. — А я так знаю о себе, что я очень несчастлива.»
— Глава XVII

По мнению Базарова, Одинцова хочет полюбить кого-то, но в силу характера не способна на это, и в этом ее несчастье:

«Вам хочется полюбить, — перебил Базаров, — а полюбить вы не можете: вот в чем ваше несчастье.»
— Глава XVII

Характер у неё сильный. По мнению губернских остряков она «прошла через огонь, воду и медные трубы»:

«Прошла через огонь и воду», — говорили о ней; а известный губернский остряк обыкновенно прибавлял: «И через медные трубы». Все эти толки доходили до нее, но она пропускала их мимо ушей: характер у нее был свободный и довольно решительный.
— Глава XV

Она горда и независима, и не обращает на «дряные» слухи распускаемые о ней по всей губернии:

«Меня эти сплетни даже не смешат, Евгений Васильевич, и я слишком горда, чтобы позволить им меня беспокоить.»
— Глава XVII

«Она очень горда… я не то хотела сказать… она очень дорожит своею независимостью.»
— Глава XXV. Катя о сестре

Проведя детство в Петербурге Анна получила блестящее образование, а уже в деревне «прочла несколько хороших книг», но перед сном любит почитать пару страниц «глупого французского романа».

«Оказалось, что Одинцова не теряла времени в уединении: она прочла несколько хороших книг и выражалась правильным русским языком.»
— Глава XV

«Она потянулась, улыбнулась, закинула руки за голову, потом пробежала глазами страницы две глупого французского романа, выронила книжку — и заснула, вся чистая и холодная, в чистом и душистом белье.»
— Глава XVI

Аркадий сразу отмечает ее красивую и грамотную русскую речь:

«— Наши герцогини так по-русски не говорят, — заметил Аркадий.»
— Глава XV

Даже Базаров, утверждающий, что «свободно мыслят между женщинами только уроды», признает ее ум, и называет «бабой с мозгом»:

— Что за чудесная женщина Анна Сергеевна, — воскликнул Аркадий, оставшись наедине с своим другом в отведенной им комнате.
— Да, — отвечал Базаров, — баба с мозгом. Ну, и видала же она виды.
— Глава XVI

Сама себя Одинцова также считает умной женщиной:

«…мы пожили, устали; мы оба, — к чему церемониться? — умны»
— Глава XXVI

Помимо крошечного состояния, Анна Сергеевна унаследовала от отца и любовь к роскоши:

««Странный человек этот лекарь?» — думала она, лежа в своей великолепной постеле, на кружевных подушках, под легким шелковым одеялом… Анна Сергеевна наследовала от отца частицу его наклонности к роскоши.»
— Глава XVI

«Вы недоверчиво на меня смотрите, вы думаете: это говорит «аристократка», которая вся в кружевах и сидит на бархатном кресле. Я и не скрываюсь: я люблю то, что вы называете комфортом, и в то же время я мало желаю жить. Примирите это противоречие как знаете. Впрочем, это все в ваших глазах романтизм.»
— Глава XVII

Она любит чистоту и порядок во всем:

«В доме видимо царствовал порядок: все было чисто, всюду пахло каким-то приличным запахом, точно в министерских приемных.»
— Глава XVI

"— Пойдемте гулять завтра поутру, — сказала она ему, — я хочу узнать от вас латинские названия полевых растений и их свойства.
— На что вам латинские названия? — спросил Базаров.
— Во всем нужен порядок, — отвечала она.
— Глава XVI

«Этому отчасти способствовал порядок, который она завела у себя в доме и в жизни. Она строго его придерживалась и заставляла других ему покоряться. Все в течение дня совершалось в известную пору.»
— Глава XVII

Сама Одинцова объясняла свою страсть к порядку тем, что «в деревне нельзя жить беспорядочно, скука одолеет»:

«С вашей точки зрения, вы правы — и, может быть, в этом случае, я — барыня; но в деревне нельзя жить беспорядочно, скука одолеет», — и продолжала делать по-своему.
— Глава XVII


Холодность Одинцовой


Наиболее яркой чертой Анны Одинцовой является спокойствие во всем и ко всему. Автор даже называет ее «странным существом:

«Анна Сергеевна была довольно странное существо. Не имея никаких предрассудков, не имея даже никаких сильных верований, она ни перед чем не уступала и никуда не шла. Она многое ясно видела, многое ее занимало, и ничто не удовлетворяло ее вполне; да она едва ли и желала полного удовлетворения. Ее ум был пытлив и равнодушен в одно и то же время: ее сомнения не утихали никогда до забывчивости и никогда не дорастали до тревоги. Не будь она богата и независима, она, быть может, бросилась бы в битву, узнала бы страсть… Но ей жилось легко, хотя она и скучала подчас, и она продолжала провожать день за днем, не спеша и лишь изредка волнуясь. Радужные краски загорались иногда и у ней перед глазами, но она отдыхала, когда они угасали, и не жалела о них. Воображение ее уносилось даже за пределы того, что по законам обыкновенной морали считается дозволенным; но и тогда кровь ее по-прежнему тихо катилась в ее обаятельно стройном и спокойном теле.»
— Глава XVI

«По лицу Анны Сергеевны трудно было догадаться, какие она испытывала впечатления: оно сохраняло одно и то же выражение, приветливое, тонкое; ее прекрасные глаза светились вниманием, но вниманием безмятежным.»
— Глава XV

Она не любит светское общество и избегает поездок по делам в город:

«В город Анна Сергеевна являлась очень редко, большею частью по делам, и то ненадолго…»
— Глава XV

«Может быть, вы правы; может быть, точно, всякий человек — загадка. Да хотя вы, например: вы чуждаетесь общества, вы им тяготитесь — и пригласили к себе на жительство двух студентов.»
— Глава XVII

Базаров полагает, что Одинцова живет в деревне, так как равнодушна ко всему кроме комфорта:

«Зачем вы, с вашим умом, с вашею красотою, живете в деревне?
— Как? Как вы это сказали? — с живостью подхватила Одинцова. — С моей… красотой?
Базаров нахмурился.
— Это все равно, — пробормотал он, — я хотел сказать, что не понимаю хорошенько, зачем вы поселились в деревне?
— Вы этого не понимаете… Однако вы объясняете это себе как-нибудь?
— Да… я полагаю, что вы постоянно остаетесь на одном месте потому, что вы себя избаловали, потому, что вы очень любите комфорт, удобства, а ко всему остальному очень равнодушны.»
— Глава XVII

Базаров сразу отмечает ее спокойный нрав, но сама Одинцова утверждает, что она нетерпелива и настойчива:

— Потому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а для спора нужно увлечение.
— Как это вы успели меня узнать так скоро? Я, во-первых, нетерпелива и настойчива, спросите лучше Катю; а во-вторых, я очень легко увлекаюсь.
— Глава XVI

Тем не менее, холодность Одинцовой привлекает Базарова:

 — …Одинцова очень мила — бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что…
 — В тихом омуте… ты знаешь! — подхватил Базаров. — Ты говоришь, она холодна. В этом то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?
— Глава XIV

«А кто ее знает! Вишь, как она себя заморозила! — возразил Базаров и, помолчав немного, прибавил: — Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да корону на голове.»
— Глава XV

Когда ей нужно выбрать между яркими любовными отношениями с Базаровым или спокойствием и одиночеством, она выбирает второе:

«Нет, — решила она наконец, — Бог знает, куда бы это повело, этим нельзя шутить, спокойствие все-таки лучше всего на свет»
— Глава XVIII

«Видно, прав Базаров, — подумала она, — любопытство, одно любопытство, и любовь к покою, и эгоизм…»
— Глава XXVI

Похожая история происходила с Одинцовой и раньше, когда она познакомилась за границей с молодым красавцем шведом, который «оставил ей довольно глубокое впечатление», но это не помешало ей вернуться на родину (национальность парня выбрана неслучайно — это символ порядка и спокойствия. Как указано в формуляре Тургенева: «Французики ей противны — она хотела бы найти Шведа»):

«Раз она где-то за границей встретила молодого, красивого шведа с рыцарским выражением лица, с честными голубыми глазами под открытым лбом; он произвел на нее сильное впечатление, но это не помешало ей вернуться в Россию.»
— Глава XVI



Отношение к Базарову


Анна Одинцова знакомится с Евгением Базаровым и Аркадием Кирсановым на губернаторском балу. Базарова сразу привлекает внешность девушки, но узнав ее ближе влюбляется в нее. Анну также интересует Базаров:

«Он поразил воображение Одинцовой; он занимал ее, она много о нем думала. В его отсутствие она не скучала, не ждала его, но его появление тотчас ее оживляло; она охотно оставалась с ним наедине и охотно с ним разговаривала, даже тогда, когда он ее сердил или оскорблял ее вкус, ее изящные привычки. Она как будто хотела и его испытать, и себя изведать.»
— Глава XVII

Не смотря на свою гордость, она несколько заискивает перед ним.

«Она навела речь на музыку, но, заметив, что Базаров не признает искусства, потихоньку возвратилась к ботанике»
— Глава XV

За время пребывания Базарова у нее в гостях, Анна сильно привязалась к гостю, и узнав о его скором отъезду у нее даже «в сердце кольнуло», но будучи уверенной в том, что полюбить она не может, Анна не придала этому особого значения:

«Однажды он, гуляя с ней по саду, внезапно промолвил угрюмым голосом, что намерен скоро уехать в деревню, к отцу… Она побледнела, словно ее что в сердце кольнуло, да так кольнуло, что она удивилась и долго потом размышляла о том, что бы это значило.»
— Глава XVII

В итоге Анна отвергает Базарова, решив, что спокойная жизнь дороже чувств:

«Бог знает, куда бы это повело, этим нельзя шутить, спокойствие все-таки лучше всего на свете»
— Глава XVIII

Позже она расскажет Базарову, что после его отъезда сильно хандрила и даже собиралась уехать за границу:

«А я, — промолвила Анна Сергеевна, — сперва хандрила, Бог знает отчего, даже за границу собиралась, вообразите!..»
— Глава XXVI


Отношение к Кирсанову


Аркадий Кирсанов также влюбляется в Одинцову, но она не проявляет к нему особого интереса, относясь как к младшему брату:

«Аркадий и пустился было толковать о значении народных мелодий. Одинцова продолжала обращаться с ним, как с младшим братом: казалось, она ценила в нем доброту и простодушие молодости — и только. Часа три с лишком длилась беседа, неторопливая, разнообразная и живая.»
— Глава XV

Позже она расскажет Базарову, что считала Аркадия «незначительным», но со временем она оценила его ум:

«…знаете ли, что я прежде хорошенько не понимала вашей тесной дружбы с Аркадием Николаичем; я находила его довольно незначительным. Но теперь я его лучше узнала и убедилась, что он умен… А главное, он молод, молод… не то, что мы с вами, Евгений Васильич.»
— Глава XXV

Тем не менее он все равно был для нее слишком юным. Да и Аркадий робел и терялся в её присутствии. Оставаясь наедине они оба не могли найти тем для разговора:

«Он чувствовал, что не в силах занять Одинцову; он робел и терялся, когда оставался с ней наедине; и она не знала, что ему сказать: он был слишком для нее молод.»
— Глава XVII

При этом Одинцова даже не догадывалась, что Аркадий Кирсанов любил ее:

— Вы говорите, он избегал вас, — произнес он с холодною усмешкой, — но, вероятно, для вас не осталось тайной, что он был в вас влюблен?
— Как? и он? — сорвалось у Анны Сергеевны.
— И он, — повторил Базаров с смиренным поклоном. — Неужели вы этого не знали и я вам сказал новость?
— Глава XXVI


Прототип


Анна Сергеевна Одинцова — один из немногих персонажей романа «Отцы и дети» не имеющий определенного прототипа. Сам Тургенев описывал ее в письме к К. К. Случевскому как представительницу «наших праздных, мечтающих, любопытных и холодных барынь-эпикуреек, наших дворянок»:

«Одинцова так же мало влюбляется в Аркадия, как в Базарова, как Вы это не видите! — это та же представительница наших праздных, мечтающих, любопытных и холодных барынь-эпикуреек, наших дворянок. Графиня Сальяс это лицо поняла совершенно ясно. Ей бы хотелось сперва погладить по шерсти волка (Базарова), лишь бы он не кусался — потом мальчика по его кудрям — и продолжать лежать вымытой, на бархате.»
— И. С. Тургенев — К. К. Случевскому, письмо от 14 (26) апреля 1862 г.

Однако, Тургенев в «формуляре» прямо указал на прототип её внешности — А. С. Долгорукова-Альбединская, фаворитка императора Александра II (она же была прототипом Ирины в романе «Дым» И. С. Тургенева):

«Наружность её вроде Княжны Долгор (укой). Очень стройна — некрасива с первого взгляда, кожа не совсем чиста, нос довольно толстый — но удивительные глаза»
— фрагмент формуляра, И. С. Тургенев



Усадьба Никольское


Одинцовой принадлежит имение Никольское, что в 40 верстах от неназванного губернского города ***, где развивается вторая половина роман:

«Анна Сергеевна около года после его смерти не выезжала из деревни; потом отправилась вместе с сестрой за границу, но побывала только в Германии; соскучилась и вернулась на жительство в свое любезное Никольское, отстоявшее верст сорок от города ***. Там у ней был великолепный, отлично убранный дом, прекрасный сад с оранжереями: покойный Одинцов ни в чем себе не отказывал.»
— Глава XV

Описание усадьбы в романе подробно, поэтично воспроизводится её атмосфера, порожденная повседневным бытом обитателей усадьбы:

«Усадьба, в которой жила Анна Сергеевна, стояла на пологом открытом холме, в недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с зеленою крышей, белыми колоннами и живописью al fresco [фр. фреской] над главным входом, представлявшею «Воскресение Христово» в «итальянском» вкусе. Особенно замечателен своими округленными контурами был распростертый на первом плане смуглый воин в шишаке. За церковью тянулось в два ряда длинное село с кое-где мелькающими трубами над соломенными крышами. Господский дом был построен в одном стиле с церковью, в том стиле, который известен у нас под именем Александровского; дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел зеленую, и белые колонны, и фронтон с гербом. Губернский архитектор воздвигнул оба здания с одобрения покойного Одинцова, не терпевшего никаких пустых и самопроизвольных, как он выражался, нововведений. К дому с обеих сторон прилегали темные деревья старинного сада, аллея стриженых елок вела к подъезду.»
— Глава XVI. Описание усадьбы Одинцовой


2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты