История создания поэмы «Демон» М.Ю. Лермонтова

Идея поэмы о демоне полюбившем смертную девушку зародилась у Лермонтова еще в 1829 году, еще когда ему было всего 15 лет, и лишь спустя десять лет (в 1839-м) произведение получившее название «Демон» было готово к печати. Прежде, чем произведение было допущено к печати, оно перенесло восемь авторских редакций, но из-за очередной ссылки Лермонтова на Кавказ, оно получило цензурный запрет и долгое время не допускалось к печати распространяясь в литературных кружках и рукописных списках.

Лишь в 1842 году, уже после смерти Лермонтова, отрывки из поэмы появились в журнале «Отечественные записки» (№ 6). Первое полное издание произведения состоялось в Германии в 1856 году, в России — в 1860-м.

Замысел поэмы


Замысел поэмы о монахине, в которую влюблены одновременно Ангел и Демон, возник у Лермонтова еще в 1829 году, во время учёбы в Московском университетском пансионе, когда поэту было всего 15 лет. К этому времени Лермонтов уже был автором ряда произведений. В 1828–1829 годах он написал поэмы «Черкесы», «Кавказский пленник», «Корсар», «Преступник» и десятки лирических стихотворений.

Первые элементы произведения появились в стихотворении «Мой Демон» (1829), в котором изображено неземное существо, наделенное самыми страшными, отрицательными чертами. Все положительное ему чуждо:

Он презрел чистую любовь,
Он все моленья отвергает,
Он равнодушно видит кровь…
— М.Ю. Лермонтов, «Мой Демон» (1829)

В том же 1829 году Лермонтов создал ряд набросков, которые явились началом работы уже над поэмой «Демон». В тетради № 3 пробой записано два варианта:

  1. «Демон узнает, что ангел любит одну смертную, демон узнает и обольщает ее, так что она покидает ангела, но скоро умирает и делается духом ада. Демон обольстил ее, рассказывая, что бог несправедлив и проч. свою ист».

  2. «Демон влюбляется в смертную (монахиню), и она его наконец любит, но демон видит ее ангела хранителя и от зависти и ненависти решается погубить ее. Она умирает, душа ее улетает в ад, и демон, встречая ангела, который плачет с высот неба, упрекает его язвительной улыбкой».


Восемь редакций


Всего, по данным исследователей, насчитывалось восемь авторских редакций «Демона».

В первых, самых ранних версиях произведения отсутствовало конкретное место действия — история происходила на фоне «условного романтического пейзажа». В процессе работы усложнялись и сюжет, и образы героев, появлялись различные вариации диалогов между персонажами.

В 1838-м поэт подарил своей возлюбленной Варваре Лопухиной авторскую рукопись с посвящением: «Я кончил — и в груди невольное сомненье!».

Несмотря на посвящение, работа над поэмой продолжалась вплоть до февраля 1839 года.

Поскольку при жизни автора поэма не была опубликована, текстологи так и не пришли к единому мнению относительно того, какую редакцию следует считать канонической; рукописи, передававшиеся друзьями и знакомыми поэта, нередко оказывались комбинированными, собранными из разных версий.


Кавказские редакции


Место действия первых пяти редакций неопределенно, но в них есть намеки на Испанию, но уже после первой ссылки на Кавказ в 1837 году, характер произведения кардинально меняется. Вернувшись в Петербург, Лермонтов снова переписал «Демона». К 1838 году относятся три новых редакции. Шестая, которую поэт собирался публиковать и которая разошлась в рукописных копиях в огромном числе, датирована 8 сентября 1838 года.

Лермонтов «переселил» действующих лиц поэмы (получившей второе название — «Восточная повесть») в Грузию, насытил произведение деталями кавказского быта, добавил этнографические элементы.

Безликая монахиня превратилась в красавицу Тамару. Усложнился сюжет поэмы: соперником Демона становится жених Тамары — «властитель Синодала», «удалой князь».

Здесь сказалось влияние фольклора: Лермонтов использовал легенду о любви горного духа к девушке-грузинке и о его ревности к ее жениху.

В начале второй части поэмы (строфа V) всаднику, до слуха которого доносится рыданье Тамары, кажется, что это «…горный дух, // Прикованный в пещере, стонет», Горный дух, прикованный в пещере, — Амирани, Прометей грузинских и осетинских легенд. В некоторых вариантах этих легенд он выступает как богоборец, затеявший борьбу с небом за справедливость на земле. Таким образом, народные грузинские легенды помогали Лермонтову связать прежний материал с новой почвой.

В декабре того же года, собираясь печатать поэму, Лермонтов подверг ее новой переработке.

Мятежный характер Тамары в этой редакции сильно смягчен: Лермонтов придал ей черты существа, не созданного для мира, и вычеркнул текст, следовавший за строфой XIII второй части поэмы, с описанием Тамары в гробу. Как раз в этой исключенной строфе был стих «Иль с небом гордая вражда…», который так восхищал Белинского и в котором он видел воплощение одной из основных идей поэмы.

Кроме того, Лермонтов дополнил поэму клятвою Демона («Хочу я с небом примириться, // Хочу любить, хочу молиться, // Хочу я веровать добру…»), исключил диалог «Зачем мне знать твои печали…» и сочинил новый конец, в котором ангел спасает душу Тамары.

Приблизив к условиям цензуры образ Тамары, Лермонтов стремился тем самым уберечь от искажений образ Демона: Демон побежден, но не раскаивается.

Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком Лермонтова
Второй лист автографа-посвящения к поэме «Демон» с рисунком М. Ю. Лермонтова (1838)


В апреле 1840 года, после дуэли с сыном французского посла Эрнестом Барантом, Лермонтов вновь был сослан на Кавказ. Вторая ссылка на Кавказ кардинальным образом отличалась от того, что ждало его на Кавказе несколькими годами раньше: тогда это была приятная прогулка, позволившая Лермонтову знакомиться с восточными традициями, фольклором, много путешествовать. Теперь же его прибытие сопровождалось личным приказом императора не отпускать поэта с первой линии и задействовать его в военных операциях. Прибыв на Кавказ, Лермонтов окунулся в боевую жизнь и на первых же порах отличился, согласно официальному донесению, «мужеством и хладнокровием».

В феврале 1841 года Лермонтов приезжает с Кавказа в Петербург и привозит начисто переписанную рукопись «Демона». Д. А. Столыпин, приятель Лермонтова, описывает эту рукопись так:

«Это была тетрадь большого листового формата, сшитая из обыкновенной белой писчей бумаги и перегнутая сверху донизу надвое. Текст поэмы написан четко и разборчиво, без малейших поправок и перемарок на правой стороне листа, а левая осталась чистою. Автограф этот поэт приготовил и привез с собою в Петербург, в начале 1841 г., для доставления удовольствия бабушке Елисавете Алексеевне Арсеньевой прочитать „Демона“ лично, за что она и сделала предупредительному внуку хороший денежный подарок…»
— Д. А. Столыпин — П. К. Мартьянову (1892)


Чтения у императрицы


В начале 1839 года поэма привлекла внимание придворных кругов. Ею также заинтересовалась императрица Александра Фёдоровна (супруга Николая II).

В связи с этим потребовалось представление поэмы «ко двору» для чтения императрицы. Лермонтов изменил сюжет, заново пересоздал части текста, обогатив характеристики, описания и отступления множеством новых великолепных стихов, и отшлифовал произведение в целом. Достаточно сказать, что только при переделке поэмы возник монолог Демона: «Клянусь я первым днем творенья…».

Исправленный и каллиграфически переписанный текст (VIII редакция поэмы) был прочитан императрице 8–9 февраля 1839 г. и возвращен автору:

«Один из членов царской фамилии пожелал прочесть „Демона“, ходившего в то время по рукам, в списках более или менее искаженных. Лермонтов принялся за эту поэму в четвертый раз, отделал ее окончательно, отдал переписать каллиграфически и, по одобрении к печати цензурой, препроводил по назначению. Через несколько дней он получил ее обратно, и этоединственный экземпляр полный и после которого „Демон“ не переделывался.»
— из воспоминаний А. П. Шан-Гирея


История публикаций


В марте 1839 года «Демон» был представлен в цензурное ведомство. Цензор Александр Никитенко, на рассмотрении которого оказалась рукопись, собственноручно удалил из текста многочисленные «крамольные» фрагменты; тем не менее, 11 марта 1839 года, он дал разрешительный вердикт.

В 1839 году Краевский собирался публиковать в «Отечественных записках» отрывки из «Демона». Этому помешала новая ссылка Лермонтова, и последующий за ней цензурный запрет. В 1842 году цензура окончательно запретила поэму; Краевскому удалось опубликовать только отрывки.

По мнению литературоведов, запрет поэмы способствовал росту её популярности: произведение обрело известность в российском литературном сообществе задолго до выхода первого издания благодаря чтению в кружках и распространению в списках.

Первые издания


Лишь 1842 году, уже после трагической гибели Лермонтова на дуэли, отрывки из поэмы были опубликованы в журнале «Отечественные записки». Впервые полный текст произведения увидел свет в Германии в 1856 году; .

Целиком поэма «Демон» была впервые издана в 1856 году в городе Карлсруэ (Германия) генерал-адъютантом А. И. Философовым. Книга вышла тиражом 28 экземпляров. Важно отметить, что в этом издании был вырезан диалог Тамары с Демоном. Это издание принято называть «карлсруйским».

В следующем году (1857) вышло второе карлсруйское издание «Демона», в котором диалог героев наконец был опубликован.

Тремя годами позже полный вариант «Демона» вышел и в России, в собрании сочинений Лермонтова под редакцией Дудышкина.

Образы героев


Герои поэмы не имеют прототипов, однако исследователи указывают на некоторые эпизоды из биографии Лермонтова, позволяющие предположить, что в сознании его современников образ Демона соотносился с характером поэта. Так, однажды писатель Владимир Одоевский (1804 — 1869) поинтересовался у автора произведения, с кого был списан главный герой; Лермонтов в ответ иронично заметил: «С самого себя, князь, неужели вы не узнали?». Есть сведения, что после знакомства с поэмой великий князь Михаил Павлович (1798 — 1849) задал риторический вопрос: «Я только никак не пойму, кто кого создал: Лермонтов ли — духа зла или же дух зла — Лермонтова?». Свидетельством того, что поэт ощущал внутреннюю близость к своему герою, являются строки из стихотворения Михаила Юрьевича «Я не для ангелов и рая…» (1831), которое исследователи воспринимают как некий эскиз к эпилогу «Демона»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой.
— М.Ю. Лермонтов, «Я не для ангелов и рая…» (1831)


Образ Демона в искусстве


Если в 1860-х годах отношение к «Демону» в среде литературных критиков было зачастую скептическим, то ближе к концу XIX века — на фоне растущего интереса к русской поэзии — поэма и её герой вновь обрели актуальность. «Реабилитация» произведения во многом состоялась благодаря художнику Михаилу Врубелю, создавшему образ Демона в тридцати иллюстрациях к юбилейному двухтомнику Лермонтова и написавшему картины «Демон сидящий» (1890), «Демон летящий» (1899) и «Демон поверженный» (1901—1902).

М. А. Врубель. Тамара и Демон
«Тамара и Демон» (1890). Фрагмент иллюстрации М.А. Врубеля к поэме М. Ю. Лермонтова.


Врубелевский герой, с одной стороны, напоминает античных титанов, обладающих властью над миром; с другой — это, по замечанию философа Василия Розанова, некое стихийно-языческое существо, близкое древнегреческому богу Пану.

Сам образ падшего ангела, взбунтовавшегося против Творца и получившего за свой мятеж участь вечного скитальца, в литературе не нов: предшественниками лермонтовского героя были байроновский Люцифер («Каин»), гётевский Мефистофель («Фауст»), мильтоновский Сатана («Потерянный рай») и другие персонажи. Но если, к примеру, местом действия «Потерянного рая» является некое метафизическое пространство, то история Демона происходит на фоне земного — кавказского — пейзажа, среди гор. Возможно, здесь сказалось влияние Василия Жуковского, в балладах которого пейзажи «отличались явно повышенной гористостью».

См. Цитаты из книги «Демон» (1839) М.Ю. Лермонтова

2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты