История создания романа «Отцы и дети» И. С. Тургенева

«Отцы и дети» — роман И. С. Тургенева, написанный в 1860–1861 годах и опубликованный в 1862 году в журнале «Русский вестник». Произведение стало четверым романом в литературной деятельности писателя. Роман стал уникальным произведением, отразившим вечное противостояние двух поколений не только в рамках отдельно взятого семейства, но и на уровне общественно-политической жизни целой страны.

Замысел романа

Август 1860 (Вентнор, Англия) — Сентябрь 1860 (Париж)

Идея большой повести о молодом враче-нигилисте противопоставляющего себя традиционному дворянству возникла у Тургенева в августе 1860 года, когда он находился в Вентноре (Англия) на острове Уайт:

«Я брал морские ванны в Вентноре, маленьком городке на острове Уайте — дело было в августе месяце 1860-го года, — когда мне пришла в голову первая мысль „Отцов и Детей“, этой повести, по милости которой прекратилось — и, кажется, навсегда — благосклонное расположение ко мне русского молодого поколения.»
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»

В то лето в Вентноре собрался целый кружок литераторов и общественных деятелей. Среди прочих, Тургенев поделился замыслом своего нового романа с литературным критиком Аполлоном Григорьевым, который недопонял замысел писателя, сравнив Базарова с другим тургеневским героем — Рудиным:

«Эти слова так на меня подействовали, что в течение нескольких недель я избегал всяких размышлений о затеянной мною работе; однако, вернувшись в Париж, я снова принялся за нее — фабула понемногу сложилась в моей голове: в течение зимы я написал первые главы, но окончил повесть уже в России, в деревне, в июле месяце. Осенью я прочел ее некоторым приятелям, кое-что исправил, дополнил, и в марте 1862-го года „Отцы и Дети“ явились в „Русском Вестнике“.»
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»

Но Тургенев задумывал новое произведение не как историю одного героя, а как противопоставление нового типа молодых людей традиционному российскому дворянству. В письме драматургу Константину Случевскому от 14 апреля 1862 года Тургенев разъясняет замысел своего романа:

«Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса. Вглядитесь в лица Николая Петровича, Павла Петровича, Аркадия. Слабость и вялость или ограниченность. Эстетическое чувство заставило меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко?»
— из письма И. С. Тургенева к К. К. Случевскому, 14(26) апреля 1862.


Прототип главного героя


Главный герой нового произведения был чужд самому Тургеневу. Писатель даже завел «дневник» от лица героя, учился видеть мир глазами Базарова.

Персонаж получился сложным, представляющим из себя собирательный образ из многих представителей людей новых взглядов. В «Формулярном списке действующих лиц новой повести», под рубрикой «Евгений Базаров» Тургенев отмечал:

«Нигилист. Самоуверен, говорит отрывисто и немного — работящ. — (Смесь Добролюбова, Павлова и Преображенского). Живет малым; доктором не хочет быть, ждет случая. — Умеет говорить с народом, хотя в душе его презирает. Художественного элемента не имеет и не признает».
— «Формулярный список действующих лиц новой повести»

Основным же прототипом главного героя стал провинциальный молодой врач, в котором писатель заметил зачатки нигилизма, только зарождавшегося в то время:

«…в основание главной фигуры, Базарова, легла одна поразившая меня личность молодого провинциального врача. (Он умер незадолго до 1860 года.) В этом замечательном человеке воплотилось — на мои глаза — то едва народившееся, еще бродившее начало, которое потом получило название нигилизма…»
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»


Работа над романом

Сентябрь 1860 (Париж) — июль 1861 (Спасское)

Работу над романом Тургенев начал осенью 1860 году в Париже, куда он приехал чтобы выдать замуж дочь Пелагею (1842 — 1919). 30 сентября (12 октября) 1860 г. Тургенев сообщает историку литеры Павлу Анненкову, о том что рассчитывает закончить работу над новым произведением к весне 1861 года:

«Я нанял квартиру в Rue de Rivoli, 210, и поселился там с моей дочкой и прекраснейшей англичанкой-старушкой, которую бог помог мне найти. Намерен работать изо всех сил. План моей новой повести готов до малейших подробностей — и я жажду за нее приняться. Что-то выйдет — не знаю, но Боткин, который находится здесь… весьма одобряет мысль, которая положена в основание. Хотелось бы кончить эту штуку к весне, к апрелю месяцу, и самому привезти ее в Россию».
— из письма И. С. Тургенева к П. В. Анненкову, 30 сентября (12 октября) 1860. Париж

В течение зимы в Париже Тургенев пишет первые главы произведения, но, вопреки ожиданиям, к весне 1861-го дописывает только первую половину романа. Работа над текстом в Париже двигалась медленно, о чем писатель сообщает в письме Льву Толстому:

«Читать я вам моё произведение — прочту, разумеется, но едва ли скоро. В Париже не работается, и вся штука застряла на половине. Но я надеюсь на деревню, на деревенскую тишину — и скуку, которая вернее всего приводит к труду нашего брата, удоборассеиваемого и непостоянного славянина».
— из письма И. С. Тургенева к Л,Н, Толстому, 14 (26) марта 1861. Париж

В апреле 1861 года Тургенев возвращался в Россию с незавершенной рукописью нового романа, и 20 июля 1861 года завершает работу над произведением.

«…фабула понемногу сложилась в моей голове: в течение зимы я написал первые главы, но окончил повесть уже в России, в деревне, в июле месяце. Осенью я прочел ее некоторым приятелям, кое-что исправил, дополнил, и в марте 1862-го года „Отцы и Дети“ явились в „Русском Вестнике“. "
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»

«Мой труд окончен наконец. 20 июля написал я блаженное последнее слово. Работал я усердно, долго, добросовестно: вышла длинная вещь… Цель я, кажется, поставил себе верно, а попал ли в нее — бог знает…»
— из письма И. С. Тургенева к П. В. Анненкову, 6(18) августа 1861. село Спасское


Публикация романа


Осенью — зимой 1861 года Тургенев вносит некоторые правки в текст романа, в том числе и по указанию издателя М. Н. Каткова.

Работа над романом была завершена в довольно сложный период, в самый разгар правительственных гонений на молодое поколение. Тургенев пишет Каткову письмо с просьбой отложить издание романа до весны, но издатель игнорирует эту просьбу и «Отцы и дети» выходят в февральской книжке «Русского вестника» за 1862 год.

«30 июля, воскресенье. Часа полтора тому назад я кончил, наконец, свой роман... Не знаю, каков будет успех. „Современник“, вероятно, обольет меня презрением за Базарова и не поверит, что во всё время писания я чувствовал к нему невольное влечение...»
— из дневника писателя

«Когда г. Катков получил от меня рукопись «Отцов и детей», о содержании которой он не имел даже приблизительного понятия, — он почувствовал недоумение. Тип Базарова показался ему «чуть не апофеозой „Современника“», и я бы не удивился, если б он отказался от помещения моей повести в своем журнале.»
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»

В обстановке «великих реформ» книга стала сенсацией и привлекла к себе всеобщее внимание. Как и опасался Тургенев, неоднозначный образ Базарова вызвал бурную реакцию в литературных кругах. Его обсуждение порождало массу споров в печати. Множество великолепных критиков посвящали свои статьи разбору идейного содержания романа и характеристике главного героя. Образ главного героя Евгения Базарова был воспринят как воплощение нового, пореформенного поколения, став примером для подражания молодёжи 1860-х гг. Свойственные Базарову бескомпромиссность, отсутствие преклонения перед авторитетами и старыми истинами, приоритет полезного над прекрасным стали идеалами первого поколения пореформенной интеллигенции.

Огромное впечатление, произведённое романом «Отцы и дети», сделало крылатым и термин «нигилист». Термин использовался и раньше, но именно произведение Тургенева сделало его общеизвестным. В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что после его возвращения в Петербург и выхода в свет романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 года, — слово «нигилист» подхватили многие, и первое восклицание, вырвавшееся из уст знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!».

«Не стану распространяться о впечатлении, произведенном этой повестью; скажу только, что, когда я вернулся в Петербург, в самый день известных пожаров Апраксинского двора, — слово «нигилист» уже было подхвачено тысячами голосов, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного мною на Невском, было: „Посмотрите, что ваши нигилисты делают! жгут Петербург!“ Я испытал тогда впечатления, хотя разнородные, но одинаково тягостные.»
— И. С. Тургенев, «По поводу „Отцов и Детей“»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, были материалистами и атеистами, а также не признавали господствовавшие нормы морали. В частности, так называли революционеров-народников.


Окончательная редакция романа


После появления романа в «Русском вестнике» Тургенев занимается небольшой переработкой текста произведения, подготавливая роман к отдельному изданию. Он сглаживает некоторые особо резкие черты характера Базарова, делая его образ более привлекательным, чем в первоначальном варианте. Окончательная редакция романа, с посвящением Виссариону Григорьевичу Белинскому, выходит в печать в сентябре 1862 года.

2021 © TheOcrat Quotes (Теократ) - мудрость человечества в лаконичных цитатах и афоризмах
Использование материалов сайта допускается при указании ссылки на источник.
Цитаты